Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 73

На кухне - старое кресло, со времен Уральска. Когда ем - сажусь в него. Мама принесла мое очередное письмо, которое пришло с задержкой (всегда отсылаю конверты по средам), и бесплатную газету «Вестник здоровья». В последние дни 2016 года - нелегкого года - средство массовой информации возвещало: «Жизнь без простатита, аденомы, импотенции». Рожи у мужиков, стремившихся продемонстрировать счастье от возвращения потенции, помяты. Простатитом страдали в Иваново, Твери, Кургане, Мурманске. Степанов Юрий Николаевич, с хутора Малое Зверево, Ростовской области, делился: «Мне после смерти жены очень тяжело одному было: придешь домой и сидишь, как волк, ничего тебе не нужно. Только, встретив Любу, появился интерес к жизни. Единственно, что омрачало, это проблемы по мужской части. Я шахтером на Сахалине работал: сырость, холод, да и сама работа не из легких. Часто ходил в туалет, струя была вялая, прерывистая». Представил «мужскую часть» старца, встретившего Любу, «прерывистые» струи. Чуть не вырвало (пил чай со сливками).
Дикий облик бывшего шахтера (сочиняли эту хрень нанятые, очевидно, студенты филфака) не уступила впечатлению от информации, полученной о сиропе «Хондрофит». Он, будто бы, защищает суставы, кость и позвоночник. Всплывали назойливые лица тверичанок, курганцев в треухах, фуфайках, телогрейках, которых так и не избавили от впечатлений о «прерывистых» струях спасительной дозы «Эректовита».
Мама заботливо убрала газетку (с огромным, между прочим, тиражом) в стопку бумаги. Увидев мой возмущенный взгляд (терпеть не могу бумажные выкрутасы фармкомпаний в виде бесплатной прессы для лохов), поспешила успокоить: «Мусор, селедку, отходы нужно заворачивать, а тут - газета. Удобно».
По радио бубнили про допинг. Наших спортсменов могут не допустить до грядущей Олимпиады. Втюхивали - зараза эта по всему миру. Профессиональный спорт – удобная «стиральная» машина для подозрительных капиталов. А деньги - это политика. Политика - это оружие. Оружие - территории, нефть, газ, уголь. То есть наркотики не для отдельных доходяг, а для человечества. Людишки миллиардами подсели на удовольствие - чистая вода, тепло, свет, двигатели внутреннего сгорания, много хлеба. Все это - кайф «человеческих условий жизни». Будто бы бывают нечеловеческие! Для миллиардов, настроенных хавать три раза в день - вынь да положи. В Древнем Риме, бурчал один из участников диалога, средний возраст равнялся двадцати семи годам. Никто не возмущался. Сейчас в некоторых странах средняя продолжительность выросла до восьмидесяти лет. Массово меняют внутренние органы. Их научились клонировать, выращивать внутри работающего организма. Где пределы человеческой выносливости (прыжки, бег, меткость, сила, гибкость, метание предметов в длину, скорость спуска)? Больше средний возраст - больше физические показатели. В Элладе гордились силой атлетов (секундомеров не было). Сегодня - выносливостью. Но! И в древности, и в современности - политика, запугивание. Стратегия непрямого действия, что сильнее кровавых боев. Беседующие пришли к согласию о том, что возможности человека ограничены. Это понимают многие, а значит, подрывается вера в прогресс. Завтра - не будет ни выше, ни сильнее, а наоборот - все ниже, слабее, уродливее. Цивилизованному индивиду этого допустить нельзя. Уйдет смысл. Значит - допинг. Значит - обман: большинство верит в лучшее, а меньшинство-то знает, что это - чушь. За последние сорок тысяч лет люди особо не изменились. Удел - прозябание, отстой, выбор способа выжить полегче. Вот ради этого обмана накачивают молодых дурачков химией, платят им за участие в спектаклях (чемпионаты мира, Олимпийские игры).
В мире раковой опухолью разрастается скверна лжи, обмана. Народы не верят никому - ни вождям, ни правительству, ни попам. С допингом (значительной частью «лжи» современности) - то же самое. Пока истлевает хламида под названием «поступательное развитие», будет и допинг. Вопрос только в том, кто быстрее раструбит об этом, кто окажется сильнее, богаче, чтобы купить крикунов. «Мы упускаем время, - подытожили участники передачи. - Норвежцы в лыжах сильны оттого, что притворяются астматиками. Нас же ткнут носом в мнимую ошибку».
Ботинки - на батарее в ванной. Посередке высохли, а по краям - нет. Зато носки чистые. Стираю каждый день. В последний день старого года наметили посещение нового здания Эрмитажа (Генеральный штаб). Там - продолжение выставки Яна Фабра.

Заметки на ходу (часть 378)

Первый раз плотно «контактировал» с Семеновой после девятого класса, когда работали в плодопитомнике. Здорово рассадил ногу гвоздем. Кровь хлестала, ногу перевязали, и - срочно в город, в поликлинику. Подъехал газик. Откуда ни возьмись – Семенова. Мол, Людмила Ефимовна, Молякову идти трудно, буду сопровождать. Было утро, часов десять. Понял – девица хочет улизнуть. Но обеспокоенная классная отправила Семенову со мной. Через полчаса были в кабинете у врача. Семенова довела меня до дверей кабинета и тут же покинула.
Collapse )

Заметки на ходу (часть 270)

Впрочем, публика вокруг изысканностью одежд не отличалась. В Поваровку приезжали дети сотрудников Академии и ВПШ, мелких чиновников из МИДа, из ЦК партии. Ты мог быть сыном слушателя Академии, а рядом с тобой была дочь вэпэшовской буфетчицы, как случилось чуть позже с моей лагерной любовью Танюшей. И все-таки это был лагерь Академии при ЦК КПСС и самой Старой Площади.
Collapse )

Питер. 2014-2015. 66

Вышли к парку. За воротами проспект сузился, превратился в широкую аллею. По сторонам аккуратные павильоны. Закрыты. По главной аллее и прилегающим дорожкам, выбегающим из-за темных стволов, множество гуляющих. Дети на санках, в колясках на полозьях. Взрослые компании шумят весело, не скандально. Чуть поддали, а в основном, молодая, интеллигентная публика. Люди одеты в цветные комбинезоны и некоторые играют в снежки, в догонялки. Довольные жители пентхаусов.
Мы с М. не склонны носиться по дорожкам и закапываться в снег. Мы размышляем. Возникают странные конструкции - огромный подъемный кран, белый, с длинной изогнутой стрелой, вознесшейся над землей метров на пятьдесят. Стрела почти дотягивается до центральной аллеи. На конце - толстый канат. М. объясняет: это не канат, а резинка-тарзанка. К ней цепляют сиденья и пускают с огромной высоты вниз. Так пассажиры и болтаются. Открываются еще и диковинки: американские горки. Стальные рельсы круто взбираются метров на тридцать и рушатся круто, безнадежно, страшно. Снова подъем. И - обрушение. При этом изгибы, повороты - в изобилии. Стремительно уносящийся в небо столб. Внизу сиденье, как у космонавта. Хлопают, как выстрел, и кресло летит вдоль столба в небо. Плавно опускается. Хлопок - и снова полет. Так и болтаешься с постепенно уменьшающейся амплитудой, пока вовсе не успокоишься.
Принцип не соответствовия пропорции. Малыш прыгает на одной ножке - ему и развлечение. Взрослому дяде, знающему, что такое стакан водки или беспримерная подлость (а может, и радость), прыжки на одной ножке неинтересны. Ножка должна быть метров в пятьдесят, а уж если грохаться о землю, так со стометровой высоты. Чем шире размах и глубина отчаяния, тем выше горки, круче столбы, длиннее тарзанки, крепче алкоголь.
Суперсовременные прыгалки-дрыгалки замерли. Но гулящая публика активно использует хлопушки и петарды. Наблюдали: веселая компания с детьми выставила здоровый ящик. Под картонной крышкой - ячейки. Крышку долой. Подпаливают. С треском и шипеньем уносятся в небо цветные ракеты, взрываются тысячами острых искр в высоте. Детишкам радость неимоверная.
Идем глубже в парк. Гуляющих меньше. Большая площадь. Посреди – широкий круг запорошенного снегом фонтана из коричневого гранита. На горизонте разгорается сизое зарево в темном небе. «Стройка стадиона. Идем скорее. Фондохранилище видели. Теперь увидим это многомиллиардное чудо», - подбадриваю брата. Слева, за деревьями, стеклянно-бетонный прямоугольник. Ледовый стадион спортивного Клуба армии. У главного входа - площадь, забитая легковушками. В помещении, за огромными стеклами, множество детей. Все нарядные. На стульчиках сидят ожидающие бабушки: «Елка, что ли?» - сам у себя спрашивает М.
Вот и Кировский стадион. Изначально он представлял собой овальный земляной эллипс. В этот вал были вделаны зрительские сиденья. Десятки тысяч. Всё срыли. Заменили бетонным сооружением, похожим на каменный кратер, расширяющийся кверху. Работа кипит: вращаются краны, тарахтят бульдозеры, на многочисленных этажах суетятся рабочие в оранжевых касках. Такие же оранжевые, разъезжают электрокары. Везут металлические балки, брусья, кирпич. Подумалось: «Все-таки Путин разворошил очень сытую кормушку. Скоро, похоже, закончат».

Между прочим

Между прочим, один хороший знакомый только что вернулся с Сочинской Олимпиады. Потрясен огромными спортивными сооружениями. Но потрясение не радостное, а граничит с ужасом: кто все это будет содержать после окончания Олимпийских увеселений? И еще, – грустно добавил посетитель Игр, - людям без денег на этих Играх делать нечего. Купил пластиковый стаканчик чая и маленький кексик – заплатил 450 рублей.

Между прочим

Между прочим, купил себе спортивные тапки. В магазине уцененных товаров, который расположен за детским парком имени Николаева. Покупаю там спортивные тапки всегда. Дешево, а носишь два-три года. Вот и этой весной удалось взять товар за 300 рублей. Однако за все надо платить. После первой же носки обувь начала страшно вонять. Из какого мертвого козла ее сделали?

Между прочим

Между прочим, в процессе приготовления Госдумы к закланию, первоначально звучала фамилия депутата Третьяка. Мол, Пехтины, Яровые и Третьяки имеют-таки собственность за границей. Теперь остались только Пехтины и Яровые, но исчез из осужденных Третьяк. Вместо этого он вновь начал активно исполнять роль радетеля и ходатая за отечественный хоккей. Сидит рядом с Путиным, за ручку ходит с министром спорта. Видно, очень он нужен пока еще нынешним.

Советский полковник великой советской страны когда-то, несколько десятилетий назад, действительно защищал не только ворота, но и границу великой державы. Всем было ясно: победа нашей сборной по хоккею, несмотря на весь талант, волю, физическую подготовку блестящей сборной, была победой всего советского народа, всех наших людей. Хорошо было бы видеть великого вратаря Третьяка в числе тех, кто стоит на защите страны, которая сделала его великим, смело и до конца. Жаль, иной путь выбрали Третьяки и Ирины Роднины. Что уж говорить о клоуноподобных йети Валуевых, которые позорятся по всей стране на дурацких рекламных плакатах. А нынешние - те, что рулят страной рублем и подлостью, - тихонько ржут над людьми, которые были великими боксерами, хоккеистами, фигуристами. Были, да растворились.

Был Третьяк – вратарь. А стал обыкновенный шайбохват. Вот таких шайбохватов, выгодно разменивающих свой человеческий капитал, заработанный при советской власти, нужно бояться больше всего. И не надо оправдываться, что эти деятели в тяжелейших условиях «антинародного» режима все же умудряются сделать многое для спорта, искусства, образования и т.д., и т.п.

Мелочь, но приятно

Три дня назад совершил робкую попытку выехать на велосипеде на беговую дорожку стадиона «Спартак». Еле проехал между огромными кучами снега. А сегодня солнце, снега почти нет, и несмотря на то, что асфальтовая беговая дорожка вспухла, растрескалась и весьма покорежена, ездить все-таки можно. Громко, на все Чебоксары заявляю: летний велосипедный сезон открыт!