Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Добрый день

Меня зовут Игорь Моляков. Я депутат Государственного Совета Чувашии, член партии «Справедливая Россия», кандидат философских наук.

Несколько лет я занимаюсь проблемой обманутых дольщиков, коих в республике более 600 человек; уделяю внимание возможным экологическим последствиям от действующего в Новочебоксарске предприятия «Химпром»; активно участвую в законотворческой деятельности Госсовета.

В этом дневнике я собираюсь информировать о множестве запросов, которые я как депутат, направляю в различные госорганы, и, конечно же, знакомить публику с перлами чиновников в их ответах. Кроме того, читателю может понравиться моя манера письма и он с удовольствием продегустирует отрывки из моего неопубликованного романа "Заметки на ходу"…

Выступление на заседании Госдумы

О проекте федерального закона № 954048-7 "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в части совершенствования законодательства в сфере защиты чести и достоинства граждан" (из календаря рассмотрения вопросов Государственной Думой с 7 по 23 июля 2020 года)

Питер. 2 - 7 мая 2017. 29

Российский офицер (впоследствии финский маршал) Маннергейм в 1935 году заявил, что цель третьего Рейха - превратить европейские народы в «белых рабов». Убеждения старого вояки повлияли на германо-финские отношения. Как и всегда, период революционных потрясений сменился подобием демократической республики. СССР необходимо отодвинуть границу маленького северного государства из-под Сестрорецка, хотя бы до Выборга. Если на Западной Украине, в Белоруссии, Латвии, Эстонии, Литве крупных кровопролитий не случилось, то финны сражались мужественно, и в зимнюю войну 39-40 года много солдат полегло с той и другой стороны. Большая кровь. Помню монструозную гранитную крепость - линию Маннергейма, за Выборгом. Гряда гладко обработанного камня тянулась на многие километры среди невысоких сосенок и мхов Карельского перешейка. Пустые помещения, бойницы. Тут и там, по лесным взгоркам, врыты бетонные укрепления. Между валунами величиной с небольшие горы - черные глубокие озера. Притихшая мощь некогда грозного оборонительного вала сильно напоминает армейские редуты, окружающие Выборгский замок. Гранитное чудище - родня Петропавловской крепости.
Финскую кампанию нельзя связывать с гитлеровскими планами. Скандинавские страны несколько иначе выстраивали отношения с третьим Рейхом и его прихлебателями. Конечно, было много формалистики (вряд ли нейтралитет Швеции можно было бы назвать «просоветским»). Однако, Гитлер не имел намерений уничтожить республику в Финляндии. Его чиновники всячески «обхаживали» финский народ. Немецкие войска в Финляндию не вторгались, президента Рюти по застенкам не таскали. Были и в Хельсинки ярые нацисты (их поддерживал немецкий дипломат Сесиль фон Ренге-Фини). Но был и парламент, и местное самоуправление, в котором представлены социалисты. Финны принимали активное участие в блокаде Ленинграда, но полностью идеологию фашистов не разделяли. Генетическая память о стране, частью которой они долгое время являлись, сыграла свою роль. У некоторых представителей Хельсинки аппетиты разыгрались не на шутку: не «Великий Рейх», а «Великая Финляндия». Маленьким оленеводам, гордым и независимым, казалось законным овладение Карельским перешейком и всем Кольским полуостровом. Немцы звали в союз, обещали «горы золотые». Северные же люди «под фашистов» не спешили, а упорно твердили о приоритетном праве на Мурманск и окрестности. Однако, как при всякой демократии, была другая точка зрения. Финские политики знали, что еще в июле 1941 года Гитлер поручил разработать план присоединения Финляндии к Германии. Смекнули: северную страну превратят в сельскохозяйственный и сырьевой придаток Рейха. Давили на иное: единая Европа при равноправии всех участников союза. Возникли сложности с норвежцами. Они, оказывается, рассматривали и саму Финляндию, и Карельский перешеек, да и весь Кольский полуостров в качестве составной части «Великой Норвегии». «Притяжение» Ленинграда, явившего оборзевшему Западу суть русского характера, подвига, стойкости. После Сталинграда, после Курска с третьим Рейхом стало ясно. Аналитические «наработки по проекту» единого европейского пространства из недр СС стали востребованы. Заработали инициативные группы, подобные команде Александра Долецалека. Все верно: танки и гаубицы на Миллионной уместны. Можно считать их экспонатами бастиона с названием Зимний дворец.

Москва. 22 - 25 апреля 2017 года. 62

Парк Победы - неискренен. Сооружение не сравнить с Мамаевым курганом или Сапун горой. Изощренные Церетелевские Георгии-победоносцы рядом не стоят с грандиозным творением Вучетича. Чем неискреннее, тем дороже. В Парке Победы нечто капризное, женское. Вроде, про войну, а ощущение - броско одетая гризетка мучает капризами богатого любовника. Ухажер «нагрелся» на удаче, биржевой игрок, завтра окажется в долговой яме. Успеть бы дамочке, ободрать до нитки сладострастника. И поскорее избавиться. Скульптуры в этом паноптикуме дорогие, медные. Мрамор. Церкви. Синагоги. Мечеть. При входе памятник, опять же вымученный, как «любовь» к царю Николаю второму, воинам первой Мировой. У лужковского режима скульптурно-композиционная «окрошка» рассматривается как преемственность исторического развития. Но история - не прохудившиеся штаны, залатанные, ради преемственности, золотой парчой. История - это отсутствие «штанов». Развитие: разные субчики тянут на нее одежку по своему вкусу, а напрасно: израненные, кровоточащие раны, изрывшие жилы столетий, мышцы лет, - вот, что есть «история», неизбежно скидывающая рваные портки, латаные лукавыми сочинителями. Их тема - прекрасное болеутоляющее для стареющих «политических животных». «Родина-мать» - искренняя. Женщина с гневным лицом обнажила меч. Бетон, не медь. Никаких соплей. Вот рубанула, убила гадину и, с грозным криком вонзила орудие возмездия в небеса. Никаких попов, мулл, раввинов и подозрительных Георгиев. Чисто. Просто. Без дорогостоящих прокладок. 9 мая 1992 года Лужок, хитрован в кепке, дал приказ безголовому ОМОН бить ветеранов (их гнида Коротич окрестил красно-коричневыми) дубинками, бодать палками, мять щитами. Лишь за то, что воины-победители шли под красными знаменами. Пожарный Шойгу, в 1993 году, по просьбе Гайдара, раздал со складов МЧС огнестрельное оружие безмозглому московскому отребью. Прошло время. Толпа, как всегда на Руси, все забыла. Лужок с Шойгу натянули овечьи шкуры патриотов. Парк Победы в Москве - кусок шкуры. Властная публика подхватила не свою идею «Бессмертного полка». Ребята нетерпеливы. Сок замечательной идеи высосали за несколько лет. Убить Советскую власть, склеить ее муляж, таскать его по улицам и мозгам одуревшего, развращенного обывателя.
В Москве черную работу «тянут» таджики, киргизы. «Москвичи» разучились работать. «Рантье» за счет ограбленной страны. В Ленинграде Балтийский завод еще дышит. Москва не производит ничего, кроме девок из «Пусси Райт». В городе более-менее чисто, но за кольцевой дорогой начинается пыльное месиво из домиков неаккуратных, убогих. В каждой лавчонке - нечто по обслуживанию автомобилей, рыночки строительных материалов. Обочины грязные, заставлены забрызганными авто. «Отрыжка» столицы. Кто-то переезжает. От этого домики и магазинчики «необязательны». Переехать не успели, устали, напились. Много лет опохмеляются. Имущество бессмысленно валяется, окрест, разрушается. Жизни нет, есть суета на тему бабла, выпивки. Кое-где серые ужавшиеся сугробы. Весны стали холодными. Сентябрь душит жарой. Черные деревья в пыли, словно поражены паршой. Дорога меж дымящихся развалин нормальной жизни. «Выскакиваем» к зданию из светлого кирпича и стекла, развернувшегося полукругом. Главный корпус «Снегирей».