Category: отношения

Питер. 28 декабря 2016 -7 января 2017. 88

Человек занят делом. Ему не до глупостей. Измуслякали «треугольник»: Ульянов, Крупская, Арманд. Не было ничего особенного. Времени не было. Фортуни женится на Анриэтте Негрин, искусной закройщице. Так и прожил с ней всю жизнь. Во Франции, Италии, Голландии вопрос долгой жизни с одной дамой решался просто (смотри Трюффо: «Украденные поцелуи», «Семейный очаг»). Рационализм: одно дело - чувство, другое - физиология. Природные функции мужчины и женщины отличны, и прожить вместе пятьдесят лет можно: во-первых - вообще не жениться; во-вторых - удовлетворять физиологические позывы на стороне (за скромные, в общем-то, деньги и с незначительными издержками); в-третьих - культурно терпеть, пребывая в старческой немощи, воспоминаниях и привычках. Фортуни - суперработяга (около двадцати патентов на изобретения). А «позывы на низ» - не его стихия. Решал проблему в рабочем порядке. Когда в театре искусственное небо на заднике плавно меняет окраску с бледно-голубого до агрессивно синего, знайте: заслуга - дизайнера-портного.
Умные дельцы не вкладывают все деньги во что-то одно. В деле с капиталом под названием «талант» та же история. Упереться «рогом» во что-то одно - и можно потерять все. Мастер классического уровня, художник-пастелист Вивьен, на голову выше итальянки Розельбы Карръере, проведшей в Париже всего два года. Розельба стала художницей супермодной, высокооплачиваемой, а трудяга и гений пастели Вивьен остался «в тени», был скромен, небогат. А если бы он рисовал не только пастели? Занимался бы созданием ювелирных украшений или дизайном мебели? Вот и процветал бы. Хвататься за все нужно не по дурости характера, а по крайней нужде.
Какого черта Фортуни оказался вместе с Вагнером в Байрейте! Сцена? А картины, весьма приличные? Их не покупали, а жить надо. Грандиозный театр, построенный для исполнения вагнеровских опер, требовал классного осветителя, умевшего работать не только со свечами и керосином, газовым рожком, а с электричеством. Фортуни смело берется за создание комплекса реостатов, позволявшего находить невиданные сочетания. В области театрального освещения он получил первые патенты. Если ты настоящий реакционер, бьешься с крутыми «революционерами» (авангард), то умей пользоваться арсеналом «революционеров» лучше, чем они сами. Иди в создании «революционного» инструментария дальше исконных носителей «взрывных» элементов. Только так заведешь сторонников обновленного развития «в яму». Это же правило действует в обратную сторону. Приемы театрального красочного освещения использовались на голливудских площадках и в черно-белом кинематографе, и с возникновением цветного кино. Театр и Вагнер давали возможность заработать.
Потом наступило «время ткани» и «кносских» шарфов. Фотография (Фортуни был фотограф). Пришло время картин, ранее никому не нужных. Вот каким должен быть «защитник» старых итальянских мастеров - броненосцем, крепостью. Талант - «атомный реактор», позволяющий выжить в «автономном» режиме. Это - от сельских тружеников: он и сеятель, и плотник, и столяр, и скотовод, и портной, и кузнец. Дня не хватает на все. Рабочих-универсалов немного. Но каждый крестьянин - универсал.
Смотрительница (за десять минут до закрытия) все-таки выгнала меня из «гостей». Покинул залы умельца, так поразившего меня. Теперь - не останавливаться. Смотрительница мне, жадюге, с укором сказала: «Молодой человек! Имейте совесть. Сегодня же Новый год. Нас дома ждут!» Несусь в раздевалку. В зеркально-черных окнах Генштаба мое отражение: «Молодой человек? Ну, это преувеличение!» Французские залы. Мелькает «Наяда» Мориса Кантена де Латура. В раздевалке ждет одинокий В.. Четверо охранников в черном. Срочно нужно в одно место. Пойдешь туда - выведешь из себя охрану. После изделий Фортуни - смотреть на чьи-то недовольные рожи! Потерплю. На улице небо такое перезрелое в темноте, что холодный его «сок» отдает мохнатым, бурым. Дворцовая площадь огорожена металлическими решетками, металлоискателями. Елка в сизых огнях. На стене Генштаба - лазерное шоу. Девчонка-подросток поет песенку из «Чародеев»: «А теперь вокруг зима, зима-а-а».

Между прочим

Говорят, оживился Общенародный фронт. Организация странная. Фронт – между кем и кем? И где они нашли единый народ? Возбудились, контролируют деятельность «Эко-центра». Припозднились «фронтовики». Я-то с товарищами давно эту поляну осваиваю. «Фронтоватые» народники, полагаю, по указке «сверху», явились на позиции справедливороссов. Публикуют фотографии, на них – будто бы Яльчикский район. Я парень строгий, но справедливый. В этом году объехал десятки деревень. В Яльчиках, в окрестных деревнях с площадками и мусорными контейнерами ситуация приемлемая. А тут вдруг странные фотки: именно в Яльчикском районе засилие мусорных свалок.
Всегда езжу «инкогнито». С начальством не встречаюсь. Подумал, может, отстал от жизни? И в Яльчиках появились какие-то новые мусорные площадки. Десятки деревень надо проехать, посмотреть. В самих Яльчиках – порядок. Никакого мусора не обнаружил в Байдеряково, Новом Тойдеряково, Кильдюшево, Сабанчино, Апанасово-Темяшах. Однотипные площадки светло-зеленого цвета и во всех других деревнях. Мусора перед домами не наблюдал. Не утверждаю, что «фронтовики» и «фронтовички» работали на заказ (в преддверии смены власти в республике заметно обострилась внутривидовая борьба, пышным цветом распустилась зависть, ядовитыми миазмами повеяло от «заказухи»). Но уж больно странная в последнее время проявилась «общенародная» борьба. Грубо работают ребята.