Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 55

Восторг! Пройдя в «революционные» залы, услышал мобилизующие звуки «Интернационала». Каждое чеканное слово пролетарского гимна, без соплей, без надрыва, верно и в эмоциях, и в мыслях. Музыка, взывающая к небесам свинцовой тяжести, слова, как ядра, - на века. Не верю, но, безусловно, уверен: бессмертный хор скоро вырвется из мутной слизи нынешнего булькающего болота, называемого «эрэфией», навстречу ночным звездам. Жар велик, и солнце взойдет над горизонтом, подчиняясь не сухим законам прозябания неживой материи, а подталкиваемое потоком чистейшего человеческого братства и готовности преодолеть мегатонную тяжесть мерзостей так называемой «беспечной жизни» («Лишь бы не было войны» - истинный лозунг сегодняшнего блудодейственного режима). «Лишь бы вас не было» - вот мой лозунг (как поет Григорий Лепс: «зас…ые рожи»). Кланяюсь работникам Музея революции, сумевших в тяжелейших условиях реакционной патоки, сказать, что думают! Внизу - «тухлый» Ельцин с пузырящимся Гайдарчиком и скорбная, похоронная пастораль. Воют тетки, словно отпевают эти человеческие обломки, оплакивают дикую глупость, жадность, беспечность «майданной» Москвы девяностых. Но выше, приподнято, гремит гимн свободы. «Гнилая рана» ельцинизма взята в «клещи»: «Народоволец» Кибальчич, разработавший, за несколько дней до казни, схему реактивного двигателя.
Сверху надвинули на болотце ошалевших от глупости «москвичей» прочную крышку пролетарской диктатуры. Грязная лужица преет в жаркой неволе, брызжет, словно гнилой огурец, кислым соком причитаний безвестных хористок. Робость моя тает. Плечи распрямляются. Сжимаются кулаки.
Вижу: мировая война. Плазменный экран. Русские пехотинцы в окопах месят холодную грязь. Жара. Порывисто скачут казачки, размахивая, даже на старой пленке, сверкающими шашками. Артиллерийский расчет, подпрыгивающее орудие, расширяющийся букет земляного выброса - смертоносный взрыв. Чуть раньше (1913) - Донбасс. Здоровенный экскаватор, попыхивая паром, грузит уголек в открытые грузовые вагоны. Русскому буржую стало тесненько, попы (как и сегодня) бродят с дымными горшками кадил вокруг новеньких паровозов. Лысоватый полковник, в блестящих сапогах, с белой кринолиновой бабой (Николашка с женой Сашкой) целуют ручки толстенному бородачу в золотой митре.
Как ненавидел фабрикант Щукин (из старообрядцев), вывешивая очередного Матисса на стенку (французская болезнь в России» - Щукин и Морозов), плешивых полканов с истеричками-немками и мясистых дядей Священного Синода! Как ждали февраля! Но этих разносчиков «французских недугов» люто не терпел рабочий народ, даже неплохо обеспеченный. Эти ждали Октября! Итог: зимнее поле, хлопья снега, бесконечный ряд дощатых солдатских гробов. Спотыкаясь на комьях земли, бредет с дымным кадилом, вдоль мертвецких ящиков, попенок, ветер задирает епитрахиль слуги божьего. Пленка дергается, идет овальными промоинами, но гробы не отпускают изображения, тянутся и тянутся. Все бредет и бредет в грязи божий человек.

Деловая переписка

КАБИНЕТ МИНИСТРОВ
ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Депутату Госсовета ЧР И.Ю. Молякову

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Кабинет Министров Чувашской Республики, рассмотрев Ваше обращение от 23 декабря 2019 г. № 12-68 по вопросу строительства в Чувашской Республике Центра ядерной медицины, пересланное Управлением Президента Российской Федерации по работе с обращениями граждан и организаций в адрес Кабинета Министров Чувашской Республики, сообщает следующее.
Collapse )

Деловая переписка

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПО ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Депутату Госсовета ЧР
И.Ю. Молякову


О направлении ответа '

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Ваше обращение о несогласии жителей Чувашской Республики с размещением иностранного производства с трудовым коллективом КНР на территории республики рассмотрено в порядке, предусмотренном Федеральным законом от 2 мая 2006 г. № 59 - ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации».
По результатам рассмотрения обращение направлено в Кабинет Министров Чувашской Республики (Президентский бульвар, д. 10 г. Чебоксары, тел. 8 (8352) 62-01-71), в соответствии с ч. 3 ст. 8 Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59 - ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации». О результатах проверки Вам будет сообщено дополнительно уполномоченным должностным лицом.
Принятое решение может быть обжаловано Вами вышестоящему должностному лицу или в суд в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

Министр
В.А. Шметков

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 51

А на второй этаж, обгоняя, промчался костлявый мужчина в черном, скрылся в разъятом алом лоне задекорированной двери. Там, за красными кубами, будто развороченной взрывом коммулятивного снаряда, таилась огнедышащая бездна революции. Шагнуть в чрево с ходу поостерегся. Поэты, несмотря на пиар, как правило, нерешительны. Не матросы Кошки. Народовольцы, во главе с Желябовым и Михайловым из Исполнительного Комитета, молоденькой, сразу расколовшейся на террористическую «Народную волю» и просвещенческий «Черный передел», сразу после неудачного подрыва царского поезда (Александр II чудом уцелел), в 1879 году, немедленно выпустили очередной номер нелегальной газеты «Народная воля» с прекрасным анализом произошедшего. И это после неудачи с предыдущим покушением на царя Соловьева (стрелял, да царь Александр, петляя, как заяц, сумел уйти от пуль, а Соловьева, тотчас осудив военно-полевым судом, повесили). Но уже Степан Халтурин, организатор «Северного Союза русских рабочих», таскает в Зимний передаваемый Желябовым динамит, готовит взрыв Зимнего. Взрыв грохнет, но в столовой, под которой заложен снаряд, царя не окажется. Плеханов, ушедший со съезда, превратившего «Народную волю» в политическую партию (а именно Георгий Валентинович организовал в Питере, в 1877 году, первый в России массовый политический митинг на площади перед Казанским собором, он же впервые выступал там, поднял алое знамя грядущей революции, студенты же, рабочие, мелкие чиновники швыряли под ноги опостылевший монархический триколор), чуть позже создаст «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», ускорит раскол народовольцев. А в 1894 году уже Ульянов, при создании РСДРП, будет опираться на Плехановский опыт. Многое же упиралось в питерского рабочего Степана Халтурина. Народовольцы расставили за несколько десятилетий основные вехи. Экзистенциальное: всякий человек, начав мыслить себя, понимает, что жизнь конечна и есть подготовка к смерти; большинство людей хотят растянуть как можно дольше этот процесс умирания, что всего лишь усиливает страх смерти. Небольшая группка людей смерти не боится. Воплощает эту «небоязнь» в рациональное: умирать не эгоистическим самоубийцей, а ради большинства. Организационно: лидер, партия, дисциплина, конспирация, презрение к материальным соблазнам, знания, профессионализм, демократический централизм (обсуждение действий, но, если оно принято большинством, выполнять неукоснительно). Знали: социальных переворотов без крови не бывает (отдельные говорили: убил сатрапа, но и сам убей себя - тезис в программу не вошел). Печать: обязательное наличие хотя бы одного периодического издания. Самое страшное: просили на газету денег, читали все, обывателю интересно, а жертвовали копейки. Десятки тысяч мещан приезжали под Москву посмотреть место взрыва и схода царского поезда. У любопытствующих просили: дайте денег, поставим часовню, но собрали только 153 рубля (об этом писали «Московские ведомости»). Народ - зевака. Глядят, интересно, на кухне шепчутся, издеваются тихонько над малыми силами мучеников за народ, но и кровавую государственную машину не щадят. Спорят (иногда и на деньги): кто кого? Моя же хата - с краю. Остальное - мелочь: партия борется за власть, взяв, сделает все для обывателя и дурака-труса. Или: партия власть не берет, а отдает народу и: Конституция, всеобщие, равные, тайные выборы, свобода слова – верят: народ сам все по полочкам разложит. История говорит: ни хрена эта масса ничего не решит. Грабежом кончат. Появятся, из своих же, еще более ненасытные кровопийцы. В этом сошлись Желябов и Михайлов (который, кстати, был из старообрядцев). Вот «стена» страшная - беспечность, тупость массы. И вот, в октябре 17-го, эту бронированную «занавесь» разорвал взрыв революции. Чугунная башня сонной истории на мгновение «лопнула». Войду и узнаю, как это случилось.

Между прочим

Новочебоксарск. Тракторостроителей, 37. Мы с Сергеем Павловичем Семеновым продолжаем работать с избирателями во дворах. Субботний день выдался солнечным, но холодным.

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 50

Парадная лестница завершилась площадкой, украшенной пузатыми столбиками балюстрады. Единственный широкий вход в залы обрамлен угловатым красным косяком. Мощный снаряд бьет в кирпичную стену, оставляя рваное отверстие. Особенность: удар снаряда произошел не со стороны площадки, а изнутри, из зала. Тяжелые красные блоки, как лепестки розы, раскрылись утренней порой. Удачный акцент: «рвануло» скорее не снаружи, а изнутри. Похоже на пробоину в трагически погибшей лодке «Курск». Царскую империю вывернуло наизнанку со стороны теплых, склизких кишок. В западных странах есть троцкисты, маоисты, фашисты, сектанты и прочие футуристы. Присутствуют в политике даже не десятилетиями, а столетиями. Внутренних катаклизмов до недавних времен не было. Гниют после Первой Мировой потихоньку. Процесс распада скакнул на энергии национализма и гитлеризма. Россия дала последователям Рихарда Вагнера по мозгам. Оттуда в последние десятилетия лишь вонь. У нас революции особенные: сильные и торопливые. За десять лет - три штуки. Но марксисты (в иных странах присутствуют). «Взрывателем» послужила малая доля особой людской слизи, неустойчивой, как поток нейтрино. Мозгами не понять (рационализм марксизма-ленинизма не подходит). Особая «слизь-взрыватель» присутствует в рационально-эмоциональной деятельности любого российского таланта. Вбирает в концентрированном виде всю корежистую, дикую, спонтанную зыбь противоречий, на которых существует до сих пор страна. Ленин - атеист, рационалист, но в глубине страшная любовь и обида за старшего брата, Сашу. Итог: «Мы пойдем другим путем». Задействована в реальности мощь частной экзистенции - непонятной, глухой. Кьеркегор лишь «складировал» капли сильнейшего взрывателя. Белинский, по молодости, - революционный демократ. Перед смертью ударился в монархизм. Герцен тоже. Чернышевский в Вилюйске из бунтаря превратился в экзистенциального созерцателя буддистского толка(хотя про буддизм не ведал). Но это же удивительное, страшное «вещество» актуальной экзистенции пробивало стенки индивидуализма и обращало на службу коллективные энергии, не растворяясь в них, а занимая стратегическое положение взрывателя на пухлом теле общественных порохов. Это объединяло всех чокнутых в России, хоть безбожников, хоть церковных иерархов или неуемных сектантов. Актуальная экзистенция горяча, жжет, требует подрыва. Но даже в Ильиче бешеное начало работало частично. В итоге он - охранитель государственности и ее «машины», но лишь в новой интерпретации. Разведчик Уэллс умен, да не понял. Владимир Ильич жестко «успокоил» страну. Сталин зачистил ингредиенты беспутства (Троцкий, ледоруб). Их всего несколько на всю Россию, великих: гадюка подколодная Зина Гиппиус, создатель методологии электронного ЖЖ Василий Васильевич Розанов. «Взрыватели» самой высокой пробы. Даже Мережковский оказался под каблуком у женушки. Все неистинно и все достойно самой беспощадной критики. Монархизм «долбил» царя-батюшку. Храмы - оплевываем православие (Розанов: христиане - люди «лунного света»). Коммунисты - мерзавцы, каких свет не видывал. Бледной тенью актуальных русских экзистенциалистов выступает прокисший Саша Невзоров. Неуловимы, сволочи. Розанов разглагольствовал: «Всякая вещь должна быть рассмотрена с тысячи сторон. Сегодня я на пятисотой точке зрения, а послезавтра - на семьсот пятидесятой».

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 49

Вырываюсь из больного свечения вурдалачьего племени Ельциных-Собчаков-Чубайсов. О Путине говорить трудно: многолик, неуловим. Питер. Кабинет. Собчак – подполковник КГБ, его человек. Он - там. Щеки впалые, глаза осторожные, лохмы на голове. Спал на завалинке целовальник, неожиданно позвали, выскочил нечесаный. Борис беспалый, но статный. Безумие закатилось в уголки глаз, блещет по-дурному: «Сейчас, парни, я вам устрою. Ахнете». И вот - крыльцо Грановитой палаты, ряженые Кремлевского полка на тонконогих лошадках. Борис и Володя - рядом. Второй - причесан, все равно на макушке полная безвкусица. Борису тяжело утром вставать с постели, но он чист, волосы злоупотребляющего старца «приголублены» чуткой рукой.
Эталонный образ Путина - президента - щечки выдули из черепных ямин. Округлость, мягкая уложенность негустых волосиков мучнистого цвета. Плащик черный, короткий, фирменный.
Сияющий Георгиевский зал Кремлевского дворца. Мужики, тетки - лица залиты сахарным сиропом осторожного подобострастия. Обкомовская пушистая дорожка. Тонут в ворсе дорогущие полуботинки ручной работы. Вроде простоват. И, немножечко, живой, опасный. Походка странная, выдает подозрительное (тайну странности разгадал покойный Виктор Авилов в «Господине оформителе», сыгравший художника). Точнее Роман Поланский в «Ребенке Розмари» - тут уже больше о странности. Что за таинственная «механика» заставляет персонажа двигаться? Работа левой руки, словно стальной рычаг. Часы с «рычажка» сняты, перекинуты на правую руку. Бедное, очевидно, детство. Бережливость. Не ударить по хронометру. Другого - не подарят. Много «жаждущих» часики стырить. И чуть наращенные каблучки. Трибуна. Вкрадчивая ладошка - на папочке с Конституцией. И часики на не плотно застегнутом ремешке, выпадающие из-под пепельной манжеты жестяной баночкой из-под вазелина. Запись можно прокручивать снова. А рука-то не голенькая, весьма волосатая. Думал, показалось. Прокручиваю снова и снова. С каждым разом рыжеватая шерстистость видна четче. А ведь муть гноя последних тридцати лет собралась в одной точке - в этой волосатой руке. Лгать глазами тяжело, сердце-то шепчет.
Кладбище - место грустное. Особое очарование осенью, с листами, опавшими с кленов на холмики. Слякотно в груди, тяжело дышать. Вырываюсь на лестницу, ведущую на второй этаж. С кладбищенских зарослей слетают два листа: грузная дама-либералка среди мутных мужичков (ее убили, когда она шла с чемоданчиком, полным долларов) и банкир Задорнов, Мизулина - эгоистка. Корыстные персонажи клянутся в любви учителям. Навстречу - парочка. Парень толст, ножки колбасками, иксообразны. Девчушка хорошенькая, джинсовая курточка на белом меху, ядовито-желтая майка до пупка. На упругих грудках надпись: «Happy banan». Игриво изогнутый бананчик, словно феллоимитатор, изображен тут же. Стало еще гаже. Такого рода счастливые бананчики к лицу фонтанирующим гормонами старшеклассникам. Толстячок, мелко брызгая слюной, восклицает: «Слышала? Это он. Да, чуть картавит. Но ясность, четкая логика, простота. Мне бы…». - «Ой, Артемка, ну грубость же в голосе, разве образованные дворяне могли так выхаркивать слова?» Не сдержался, выдержка оставила: «Девушка, счастливый банан у мальчика, чего вы маечку несоответствующую напялили? Запахнитесь! Стыдно же!» Девица сочно, глянув на свою грудь, выпалила: «Дурак какой! И старый!» Парочка скатилась с лестницы. Тошнота минула.