?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: напитки

Странности предпочтения: пасмурно, сыро, ветрено в городе, залитом рекламными огнями, прошитом отблесками на мокром асфальте - хорошо. Тихие солнечные закаты в сосновом бору - тоже неплохо, да комарье дело портит. Думал, спектакль начнется в семь часов, а оказалось, в восемь. Прогуливаемся по улице Рубинштейна. Идет параллельно Фонтанке. Ветер с реки не долетает, узкая проезжая часть, неширокие тротуары напоминают ущелье. Дома - многоэтажные, воплощают изощренную эклектику. Доходим до подворотни. Во дворе - вход в кочегарку, где работал Цой. Улица не центральная, но «воспалена» многочисленными огнями. Можно в наступившем пасмурном мороке читать книжку. Дело не в рекламе. Беспрерывные магазины, широкие окна кафе, ресторанов. Глазеем. Жизнь кипит, и жизнь молодая. Тонкие девицы аккуратно цепляют вилочками с квадратных тарелок азиатскую еду зеленого, белого, красного цвета. Осторожно, чтобы не повредить помаду, отхлебывают кофе из миниатюрных чашек, жеманно потягивают рубиновое вино из высоких фужеров. Никто не хватает руками толстые куски пирогов, склоняясь над блюдами, чтобы не уронить картошку и мясо на пол. Не видно котлет, макарон, черного хлеба.
С девицами сидят молодые люди, уже, отчего-то, усыпанные благородной сединой. Джинсы, клетчатые рубашки, джемпера тонкой шерсти. Дешевых Макдональдсов не наблюдается. Из окон пластами вываливается диковинное освещение - светло-фиолетовое, бело-голубое. В сиянии, за промытыми стеклами, стоят живые елочки. Оригинально: живая зелень деревцев-крепышей, покрытых синим и воздушно-серебристым. В соседнем заведении - лошадки, усыпанные мелкими огоньками, тянут сани с Дедом Морозом. Снегурочка присутствует, однако выглядит девственница неоднозначно в присутствии бородатого крепыша. Дедушку морозного бугаек в саночках не напоминает. Во всех заведениях масляно, сыто отсвечивают желтым, светло-коричневым бутылки различной конфигурации с виски, текилой, коньяком. Горлышки сосудов с ликерами увенчаны металлическими пипочками, делающими струйку алкоголя, добавляемого в коктейли, тонкой. Парни в белых рубашках, галстуках-бабочках смешивают в баклажках сладкую патоку.
Седой молодняк в джемперочках трезв. Подруги пьют вино. Кто-то уставился в ноутбуки или вяло шевелит губами, поддерживая беседу. О чем говорят, из-за толстых стекол не слышно. Богатые бездельники. Дорогая улица.
Доходим до помещения знаменитого некогда рок-клуба. Поворачиваем обратно. Дом с массивным выступом на уровне второго этажа. Хищно горит малиновым надпись «BAR». Девушки в распахнутых пальтишках, на ножках-палочках, покуривают «Гламур». Сбивая пепел, постукивают сигаретами о край бронзового столика. На нем, бронзовая же, печатная машинка «Ундервуд». Поднимаю глаза от печатного станка - бронзовое изваяние Довлатова. Если бы Высоцкий не пил, дожил до наших окаянных дней, ходил бы под ручку с Улицкой и Татьяной Толстой. Довлатов песнями об Отечественной войне не прикрывался. Появилась возможность - превратился в изменника (радиостанция «Голос Америки», Вайль, Генис). Людей не любил. Собутыльники были. Друзья отсутствовали, поскольку писать мог кратко, цинично, с похмелья, с такой же, полупьяной и весьма талантливой, сволочью. У ног монумента, сооруженного прямо на тротуаре, окурки, обрывки газеты «Вечерний Ленинград». Да еще хлипкие девушки, толстый я и, пока еще кудрявый, В.. Оружие против трезвых мыслей: утверждать безапелляционно, что черное - белое и, наоборот. Наркоман Высоцкий - поэт Пушкин. Алкаш и, будто бы, страдалец Довлатов - не хуже Антона Павловича. Он в «Нью-Йоркере» печатался. С надуманной ленцой измывался над знакомцами: «Соло на «Ундервуде». Но вот и театр. Время подошло.

Tags:

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner