Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Мелочь, но неприятно

Центральный бульвар Юго-Западного района, посвященный Памяти о воинах, сложивших голову в Великую Отечественную войну, сам производит впечатление солдата, сраженного вражеской пулей.

Мелочь, но приятно

Познакомил Чаплинского с боевыми товарищами, действующими на территории Шумерлинского района. Каждый раз испытываю радость от общения с дорогими мне людьми.

Между прочим

Чебоксарский район, деревня Селиванкино. Состоялся трудный, но очень полезный разговор у меня, Сергея Матвеева и Луизы Шогулиной с жителями. Во встрече принял участие помощник Главы Чувашской Республики Николаева Владислав Солдатов.

Крым. 2 - 18 августа 2017. 124

За скалой - море. Вернуться обратно и подниматься до нижней стены крепости по лестнице? Взгляд ищет в скале зацепки, что позволят подобраться к крепости с противоположной стороны. Ноги ноют со вчерашнего похода в горах. Снова карабкаться, цепляясь за камни и колючки? Глянул на исцарапанные ладони. Вчера видел потрясающий закат и «красную» поляну с желтой травой. Или путешествие по горной речке? Уже можно успокоиться, валяться с книжечкой на пляже оставшиеся дни. Принять решение помогают не разумные доводы, а образы - тяжелая артиллерия существования. Мешает оценке ситуации парочка - фотограф и девчонка в голубом. Паренек с фотоаппаратом продолжает прыгать, щелкая фотоаппаратом. Хорошо ему! Есть цель. Я же - в сомнениях. Всю жизнь. Вновь образы: пляж, тенек, шепчет волна, надувной матрас, книжка. Смотрю в голубую даль, устав от черненьких строчек. Задремываю. Ветерок. Минут через сорок выпадаю из дремы. Купание прогоняет туман из мозгов. Снова недолгое чтение. Вялые, долгие ассоциации прочитанного с воспринятым. Белое пузо в черных волосьях. И снова дрема. Иные образы - блестящий камень у самого носа. Нога, неуверенно нащупывающая опору. Поиск ее высасывает из ног последние силы. Конечности превращаются в деревяшки - одубели, ничего не чувствуют. Пот на ладонях, стекает по спине, льет со лба. Капает на раскаленный камень. Смотришь выпученными глазами на пот, словно на кровь. Измученная в лохмотья воля, распадающаяся от напряжения. Тяжелое дыхание. Почему люди выбирают, в решительные моменты существования в образах, насилие над самими собой?
В Крымской войне наиболее успешными для русских стали бои за Балаклаву. Командующий Меньшиков отчаянно стремился помочь осажденному Севастополю. До конца задача решена не была. Блокада не была прервана. Трагедия повторилась в Великую Отечественную. Или - Ленинград. Русские прошли через кровавые блокады. Такого опыта не имела ни одна армия мира. Во Вторую Мировую Красной Армией был блокирован Берлин. Мучения столицы Рейха длились недолго, наша армия хирургическими мерами решила проблему города-язвы.
Вначале пошли на англичан, окопавшихся на берегах бухты в конце октября 1854 года. В те дни были взяты три турецких земляных крепости на подступах к городу. Редуты взяли. Захваченные турецкие орудия тут же развернули против турок. Не давая опомниться исламистам, в прорыв устремилась тяжелая кавалерия. Блестели кирасы всадников, на головных уборах мерцали кокарды. Турок рубили направо и налево. Англичане почувствовали: основная база на море может быть ими потеряна. Прямая угроза проигрыша всей баталии. Навстречу нашим кирасирам пошла в атаку тяжелая кавалерия англичан. Тогда в войнах части были больше - военные мундиры разные. Мундир - это боевой настрой, правило: свой - чужой. Чтобы русские конники были обмундированы так же, как французы или англичане, - невозможно себе представить. В двадцатом веке о воинской чести говорить было трудно. В двадцать первом веке ее совсем не осталось. Идеологии размыты. Формы военной у основных противников нет. Все в сером. Кибер-воины. Неопрятные хакеры. Гибридная война. Генералы стоимостью доллар за пучок. Например, какого цвета был пресловутый генерал Лебедь? Точно - не белого. В период Крымских сражений воин и по лицу, и по мундиру видел: чужак. То же самое и с англичанином. Русские схитрили: кирасиры стали огибать британскую конницу справа и слева. Враг вылетел из узкого ущелья на холмистую равнину, нарвался на ураганный огонь русской артиллерии. Снаряды рвали людей, лошадей на куски. Дело довершил русский штык-молодец. С британцами, навалившись справа и слева, разбиралась пехота. Турки, наблюдавшие, как молотили англичан, были окончательно деморализованы. До конца войны их на передовые позиции уже не выдвигали. Основная ударная сила Туманного Альбиона была разбита. Тут пошла рубка не за страх, а за совесть. В бой пошла легкая английская кавалерия, в которой служили дети наиболее богатых и знаменитых британских родов. Молодежь понимала, что совершает безумие. Но тут было дело чести. Картечью успокоили английских конников. Почти весь отряд погиб. Балаклаву взяли бы обязательно, но подступили, с тыла, французы. Русским пришлось отступить. Генерал Пьер Боске, подоспевший на помощь, оставил одно из первых свидетельств относительно тотальной войны: «Это великолепно, но это не война, это безумие». Безумие - слово ключевое для цивилизации. Я полез на гору.

Крым. 2 - 18 августа 2017. 122

Происходящее не совпадает с тем, что считаю внутренним «содержанием» Балаклавы. Как уйдешь от горьких размышлений! Сочинители вещают: Крым - средоточие земли русской. Чокнулись! Вот образ не остывшей, бурлящей лавы, хлещущей из недр имперской территории, - больше подходит. Внутренний жар в степях, на вершинах здесь даже в январе. Пусть на вершине горы Машук снежная шапка, и бесится серое море. Бескрайнее молчание Сибири порождает мало подвигов. А на склонах гор Тавриды? В Крымскую войну наших-то, несмотря на безвыходность, погибло меньше, чем французов, англичан, сардинцев, турок. Гений хирурга Пирогова - общая анестезия. Тысячи англичан передохли от болевого шока (тебе ногу отпиливают, а ты все чувствуешь). Пирогов же обеспечил еще одно важнейшее цивилизационное достижение: помимо десяти тысяч операций под наркозом, прибыл на фронт в сопровождении ста двадцати военных медицинских сестер милосердия. Известно: успех лечения во многом зависит от чуткого послеоперационного ухода. Обученные медицинскому делу, сестры бескорыстно делились знаниями с теми, кто готов был бескорыстно помогать. У французов армейская база - живая сила. Лютое парцельное крестьянство. Политическая опора Наполеона III. Чтобы кулачье проявляло сострадание к ближнему своему? Цеховая Европа (моя мастерская - мой секрет, ни с кем не поделюсь), против подвига, совершенного русскими медсестрами. Неспособны. У англичан и французов раненые дохли как мухи, смертность их превышала смертность русских в несколько раз. От какой-то заразы, сразу после легендарной битвы на Альме (у Евпатории), почти сразу же «отдал концы» французский начальник, маршал Сен-Арно (1854 год). Год спустя, заразившись, скончался и главнокомандующий англичан (однорукий), барон Реглан. Можно представить, какую дезорганизацию внесли эти смерти. Барон же Тотлебен, талантливый сапер-подрывник, продолжал кропотливую работу против англо-французского неприятеля. Тотлебен - 4-ый бастион - Лев Толстой. Приехавшие с Пироговым женщины (из ста двадцати приехавших семнадцать медсестер погибло) обучили Дарью Лаврентьевну Михайлову (Дашу Севастопольскую), дочь погибшего в Синопской схватке матроса, столь необходимым навыкам. Вытаскивали раненых из-под обстрела. Для жадных французиков ноу-хау так и осталось непонятным. Сметливые англичане переняли опыт русской армии - под блокированный Севастополь прибыл большой отряд медицинских сестер под руководством мисс Найтангель. Если не ошибаюсь, британский женский отряд высаживался вот на этой бетонной набережной, где нынче мое мирное расположение. Если бы у Столыпина получилось проделать с русскими крестьянами то, что с ними проделал Наполеон I, то вряд ли бы сохранился дух русской общины, послуживший основой героизма севастопольских защитников. Кошка, упрямец, но русский герой-диверсант. Противник заманивал морского пехотинца, а он в одиночку, вооруженный кинжалом, захватывал «языков» группами. Устроили приманку, вкопали труп нашего солдата по пояс в землю, глумились, стреляли по нему из винтовок. Не выдержала душа диверсанта-пластуна Кошки. До сих пор неизвестно, как он подобрался к покойному, вытащил из земли, взвалив на спину, принес в наше расположение.
Люблю «Севастопольские рассказы» (жуткая правда об осаде нашей черноморской базы) и «Хаджи-Мурата» с «Кавказским пленником» в придачу. Молодой артиллерист, подпоручик Толстой, добровольно перевелся из Дунайской армии (Болгария, Молдова - Крымская война стала черновым наброском Первой Мировой войны) на Крымский театр военных действий. Герцен, Чернышевский имели иные взгляды на крымское противостояние. А вот Лев Николаевич оказался на четвертой батарее. Перечитываю частенько потрясающие описания боев (еще не появился на свет ни один экзистенциалист). Толстой: русские офицеры, каждый со своими личными заботами, переживаниями, подшучивая друг над другом, идут сменять своих товарищей на позицию - и ни один не возвращается. Спиноза говаривал: не может быть свободным тот, кто боится смерти. Вот наш воин и не боялся. Умирал обыденно, будто в последний раз сходил на привычную работу. И у Петра Кошки - так же. Эх, нам бы еще винтовочек с нарезными стволами!

Мелочь, но приятно

Команда справороссов – Солдатов, Семенов, Моляков хорошо потрудилась вместе со своими прекрасными помощниками, и сдала в ЦИК Чувашии подписи на регистрацию.

Крым. 2 - 18 августа 2017. 117

В Балаклаву всегда добирался морем. С утра решил доехать на автобусе. Говорят: «Воздух Парижа». А воздух Крыма - высушенный, горячий, взнуздывающий любого образованного русского. Прекрасная, опасная земля. Веками шли на Русь жестокие нападения крымчаков. Много крови пустили дикие конники. А сколько народа продали в рабство! Хуже диких, немытых европейцев. Крымские ханы нас презирали. Западники демонстрировали превосходство. Русское царство работорговлей не увлекалось. Почти не было торговли людьми. Суть Запада - в дикости крымских налетчиков, работорговцев. Гной выдавливали постепенно, все ближе продвигались к Черноморским берегам засечные линии. Ханы ярились, утрачивая возможность разбойничьей халявы. Говорят: русские ватники. Вот, накинув ватники, и задушили смрадный источник рабовладения. Серьезно за дело взялись при Алексее Михайловиче «Тишайшем». «Тихим» прозвали не за робость. Государь дела делал тихо, многие завершились успешно. Точку поставила русская армия при Екатерине Второй. Татарская братия упорствовала, бросилась в объятия к турецким единоверцам. К началу Крымской баталии ничего не забыли и не простили славянам. Конную армию выставить уже не могли, но всегдашнее пособничество оккупантам, воевавшим против Российского государства, оказывали. Сказать, что наша армия в битве за полуостров потерпела поражение, сложно. Но власть, да и народ, ленивый между испытаниями, стойкий во время смертельной опасности, которую сам же и допустил, получили хороший пинок, стали «чесаться». К началу Крымской войны даже у Османской империи было больше пароходов, чем у России. И все-таки, благодаря военному гению адмирала Павла Степановича Нахимова (потомка украинского шляхтича Федора Нахимовского, близкого помощника гетмана Мазепы), у берегов Анатолии, в Синопской бухте, императорский флот одержал победу. Сражение случилось 30 ноября 1853 года. Российские моряки потеряли убитыми и ранеными 270 человек. Турки - убитыми - три тысячи. 200 человек было взято в плен. Пленили турецкого командующего флотом Осман-пашу. Всего на маленьком пятачке черноморского полуострова погибло полмиллиона человек. Масштаб, предвосхитивший грандиозные людские потери в двух грядущих мировых войнах. Безусловной победы англо-французских армий не случилось. Союзники потеряли 128 тысяч погибшими в районе Балаклавы и Севастополя. Армия Российской империи лишилась 102 тысяч воинов. Состоялся первый грандиозный исход с крымских татар, опасавшихся мести, рассчитывавших на иноземное завоевание полуострова. Сбежало (в основном в Турцию) сто восемьдесят тысяч человек. Крым остался за Россией. Союзники были вынуждены отступиться. Броненосцы с паровыми двигателями, нарезные стволы орудий, ружей, морские диверсанты, минные поля, совершенно новый атакующий строй бойцов, наконец, позиционная война - все опробовано в Крыму. Бинты, перевязочный материал раньше частенько застирывали, развешивали на ветерке сушить. Горьковатый дух карболки витает вместе с крымским ветерком в воздухе. В середине позапрошлого века полмиллиона бойцов закопали в каменистые могилы! Еще бы сладкому винограду не расти на землях, сладковатых от крови! Странное место для отдыха. Сотни тысяч в земле, по которой разгуливают девицы в бикини, мужики в полосатых трусах. Тут море горькое не от соли - от слез. Памятник погибшим кораблям - памятник всему полуострову. Может, и он со временем, от тяжести случившихся бед, страданий, уйдет на дно морской пучины.
На десятом автобусе поднялся к федеральной трассе, заскочил в междугородний автобус, чтобы слезть средь холмов, в которых затерялась легендарная Балаклава.

Мелочь, но неприятно

Алатырь. Неимоверная июньская жара, огромная городская свалка, пожар, жуткое задымление. У мусорщиков на вооружении дохлый трактор, днем не работает, перегревается. Пытаются растаскивать землю над очагами горения вечером и ночью. Свалке несколько десятилетий, горела неоднократно, как на торфяниках, в отдельных местах образовались пустоши. Как бы трактор в них не свалился.

Мелочь, но приятно

Республику посетил Фрадков, Председатель правления банка «ПСБ» (кошелек Вооруженных Сил Российской Федерации). Посещение тракторного музея на Агрегатном заводе.