Category: общество

Когда б вы знали

Сомневаться без толку - вот ноша для ветхих,
Старикам и старухам слова непонятны,
Заблудились их мысли в прозрениях редких,
Их явленья простые смешны и занятны.

Глупость высекут в камне надолго и лихо:
Как же, как же, ведь в них гениальность!
Только в вечные фразы въедается тихо
Ненасытным червем ледяная фатальность.

Тетка брякнула спьяну про мак на помойке,
Будто книжникам внове подгнившая мерзость:
«Стих на мусоре зреет, он сочный и стойкий,
Ей, заплывшей, мила его гнойная дерзость».

Я совсем не поэт, эта участь позорна,
Лишь в глубокой тоске этот прыщ ковыряю.
Но терпеть не могу, если фразочка вздорна,
Старикам и юнцам лабуды не прощаю.

Аккуратно промямлю, что, в общем, неплохо,
Про себя ж испинаю позор самозванства.
Но сдержать не сумею глубокого вздоха,
В память собственных лет рифмоплетного пьянства.

Слово лезет в строку не с небес, не из грязи -
Не дыра вещества, а бездонная точка.
В точке нет ничего, как в надраенном тазе,
И его не увидеть ни в яме, ни с кочки.

Москва. 22 - 25 апреля 2017. 6

Историю человека, страны, мира можно представить в виде кино. Неразвитость общества в краткости кинолент. Ограничение задано возможностью целлулоида, электронных носителей (компакт-диски, флэшки). Убожество. И - нетерпение, желание поскорее выложить узкую колею существования на всеобщее обозрение. Некие существа живописуют, что едят, как спят, отправляют естественные надобности. Много подглядывающих. Интерес к чужому - свидетельство дремучести. Отдельные сериалы (с песнями, декламациями) - о верованиях. Как о войнах. Впечатляющие зрелища - битвы, беженцы. А эпидемии? Долго слово отражало грандиозные процессы. Жалкие обрывки, неимоверно искаженные, в силу прихотей победителей, отчаянно проигравших. Немое кино. Сценарий, который пишется одновременно с кинозрелищем. Воспринимающими выступаем все. Суетливость кинопостановок характерна для восточного славянства. Чуть южнее (степи), севернее (тундра, тайга, океан) - и тысячелетиями ничего не происходит. Живущие там народы ничего не предпринимают. Неестественное детище Гольфстрима. Запад в любой момент (чуть остынет теплый поток между северных морей) может прекратиться. Носителем киноспектаклей выступает грубая, шершавая, как наждак, пленка природы. У мелких народцев была возможность построить рационально просчитанное существование. Они называют сей способ смешных потуг наукой. Но это не характерно для народов пограничья. Много придурковатого. Ускоренный показ случившегося. Успеть бы непостоянным летом собрать урожай. Может не быть и его. Сценарий у каждого сезона свой. Летом вламывают до обморока. Чтобы не остаться без хлеба и сена, стихийно жмутся в неудобные, но жизненно необходимые общины. Осенью тоскуют. Зимой, распавшись на атомы из надоевшего «мира», дрыхнут или болтаются на отхожих промыслах. Весной играют свадьбы (можно и осенью, после того, как закончена горячка лета). Много пьют весной. Особенно на Пасху (так язычество, затаившееся по углам, напоминает о себе). На юге Италии или Франции нет снега, отсутствует сезонность, собирают по три урожая. Скука. Остается одно - лениво тесать камень, веками возводить жилище, готические монструозные соборы. Накопив пушек и пороха, отправляются герои индивидуализма (Америго Веспуччи, Колумб, Кортес) резать беззащитных ниггеров и краснокожих, разленившихся в тепле. Энергия, направленная в халявные края. Нашим славянам среди каких-нибудь бельгийцев или швейцарцев жить невыносимо. Бабы (да и то не все) иногда приживаются. Большинство тоскуют и бегут из Швеции (Яковлева, «Интердевочка»). Но нет терпения возводить каменные хоромы. Баловство это. Дерево да топор. Или, как у Биллингтона - «Икона и топор». Пожар - временное выгорает. Ничего не остается. Но не горюем. Подсуетимся - и вот новый город из дерева с резными наличниками, петушками, конскими головами.
Любим огонек! Языческая страсть одолеет христианские фантазии. То пожар, то бунт, то дикая любовь к идиотам, то всеобщая апатия, перерождающаяся в ненависть. Интересное кино! Для нас - важнейшее из искусств. Могли ускорить перемотку, не доводя дело до конца, понимая заранее, чем все кончится.
О Григории Неокесарийском знаю немного. Хороший крючок загнал в брюхо торопыгам русским. Ученик Оригена, учился в Александрии, вернулся в Новую Кеосарию. Неожиданно ушел в пустыню. Постился. Конкретизировал учение о Святой Троице. Шел третий век нашей эры, но уже тогда отец Григорий заложил основу противоречий, которые расколют христианство на католицизм и православие. Мало пускали черные люди «красного петушка», так еще в самую гущу духовных противоречий «засунули» иноземца Егория. Строили храм быстро (несколько деревянных церквей, посвященных ближневосточному книжнику, предварительно сгорело). Карп Губа, Иван Кузнечик. Изразцы для украшения обжигал некий дядька по прозвищу Полубес. Получерт хуже черта. И вот принимается за украшательство московской церкви.

Деловая переписка

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Депутату Государственного Совета Чувашской Республики
И.Ю. Молякову


Уважаемый Игорь Юрьевич!
Минсельхоз России в рамках установленной компетенции рассмотрел Ваше обращение, поступившее из Аппарата Правительства Российской Федерации письмом от 24 октября 2019 г. № П11-60378, по вопросу перевода земель сельскохозяйственного назначения в земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, землями для обеспечения космической деятельности, землями обороны, безопасности и землями иного специального назначения (далее - земли промышленности и иного специального назначения), расположенных на территории Цивильского района Чувашской Республики, для строительства предприятия по производству сухого молока и сообщает следующее.
Collapse )

Заметки на ходу (часть 403)

Море – ласковое – становилось любовью к женщине, а она становилась морем – игривым и живым. Солнце закрывают облака. Вода становится бледной, серой, и не широкая солнечная дорожка смотрит на тебя обликом женщины, а сияние растекается по поверхности. На бескрайней равнине поблескивают белым волны. Словно драгоценная ткань в блестках, осыпаны алмазной пылью. Глаза, при таком освещении, работали по-особому – водная поверхность поддавалась без сопротивления. Ты, словно женщину, вбирал море в себя, весь его чудный свет. Чувство обладания входило в тебя. Физическое, плотское.
Collapse )

Деловая переписка

МИНИСТЕРСТВО
СТРОИТЕЛЬСТВА И ЖИЛИЩНО-
КОММУНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Депутату
Государственного Совета Чувашской Республики
И.Ю. Молякову


Уважаемый Игорь Юрьевич!
Департамент жилищной политики Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации в соответствии с письмом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 25 ноября 2019 г. № 12-1/ООГ-11513 рассмотрел письмо от 5 ноября 2019 г. № 11-25 по обращению Грибовой Е.Н. и в пределах компетенции сообщает.
Collapse )

Питер. 28 декабря 2016 - 7 января 2017. 148

Далеко разносится женский голос. Потом - гудок. Еще. Чувствую, что превращаюсь в литературного героя. Смесь из «Матери» Горького и «Жизни по заводскому гудку» незабвенного Леонида Ильича: «Неужели я на самом деле рабочий, а не писака убогий?» - спрашиваю себя во сне. Неуютно: столько лет притворялся. Облегчение: мучения закончены, социальное определение, скрытое нехорошими людьми, состоялось. Не знаю, надолго ли «отключился» в покое. Медленно осознаю: вновь призывы женского голоса. Громче. Четче. Как из тумана, «вырисовывается» жена: «Ищу же тебя», - раздраженно заявляет она. Рабочий не должен позволять так разговаривать женщине, с которой прожил почти сорок лет. Рабочий должен пустить в ход кулак, приструнить обнаглевшую. Но - лень. Жена говорит: «Вопрос с квартирой решен. Деньги дают. Однокомнатная, в Сертолово. Новый район - в лесу. Красота! Скорее едем!» - возбужденно зовет с собой. Душа преисполнена радости. Мечта сбылась. Уедем, а вечерами с благоверной будем гулять в лесу. Хорошо быть старичком.
Сесть в автомобиль не успел. Моя женщина страшно активна. Всегда хотела получить права. Мне идея не нравилась. Обязательно врежется, не дай бог, разобьется. А она - в маленький автомобильчик «Рено», похожий на кубик с колесиками. Радость, превратившая меня из бумагомараки в рабочего, улетучивается. Ужас. Кричу: «Не смей заводить мотор, дура!» Она же тронулась, легонько коснулась бампера впереди стоящей легковушки. Сдала назад. Потом зачем-то снова вперед. Сдвинула несколько машин. Поехали, выкатили на автостраду. Едва успел затормозить, въехав в вереницу автомобилей. Набежал народ. Орут. Преисполнился отваги. Пошел на орущих, жестикулируя: «Смотрите, ни у кого нет ни царапины». Стали разглядывать. Кубик-«Рено» целехонек. И все остальные иномарки, даже старенькие, превратились в новехонькие. Наступающие граждане оробели: «Чудо! Волшебный автомобильчик! Коснется - и обновляет машину». - «Вот видите, - говорю, - чего орете?»
Из троллейбуса вылез мужик в оранжевом жилете: «Скажи своей: пусть и моего тралика коснется». А народ побежал, громко оглашая окрестности криками: «Сюда! Скорее! Новые машины раздают». Чувствую, что снова обратился в работягу. Гордость трудовая взыграла, словно собственными руками обновил жестянки-иномарки. Говорю, с достоинством «Реновушке»: «Ну, ты и прославилась. Долго в Ленинград не переедем. Смотри, сколько людей на починку. Работать с людьми необходимо. Начинай».
А жены-то и след простыл. Далеко, на небесах, эхом прозвучал ее голос: «Замучают халявщики. Уходи незаметно. «Французика» оставь. Не знаю, откуда таратайка появилась. Прав-то у меня нет. А все ты, фокусник. Придумал - рабочий. А я так завишу от тебя! Из старой тетки превратилась в водителя. Жду в Ленинграде. Квартиру покажу».
Вновь душа полна радости. Словно глаза закрыл, поднимаюсь по облакам на небо. Открываю глаза. Горы. Небольшая расщелина, стою на краю. Пещера. Оттуда появляется Медведев: «А вот и рабочий класс пожаловал. Стой. Сейчас с женой познакомлю». Снег блестит так, что глаза режет. Жесткий наст. И уже со спины подходит Медведев: «Тепло, - говорит. Переоделся. Рубашка с коротким рукавом, хлопчатобумажные штаны, сандалии на голую ногу. - Вот - жена». Оборачиваюсь. Вторая пещера, поменьше. Никого не вижу: «Не видишь, - это снова Медведев. - И не покажу. Уведешь еще, чертяка молотобоец. Ты же в Крым попал, на горе Машук стоим. Узнаешь? С женой в следующий раз познакомлю. Сказочные места! Что упало - то пропало. Но вы держитесь...».
Проснулся. Сон не страшный, вспотел же, словно ужасов насмотрелся. Плотно пахнет котлетами. Выхожу к маме на кухню. Долго пью воду: «Мам, - с наслаждением нюхая жареное, - а канцерогены? А картошечка на сальце?» Мать: «Не хочешь - не ешь». - «Нет, - притворно пугаюсь, - все съем». Мама плачет: «Теперь не увижу вас до мая месяца. Иди, положи в рюкзак продукты. Уже приготовила».

Заметки на ходу (часть 401)

Но, при всех обстоятельствах, разве мог я забыть то, что дала мне мать – саму жизнь. Женщины слепы в ревности. У жен соперницы – матери мужей. Конечно, если матери энергичные женщины, а не набитые дуры. Моя мать – и умная, и энергичная. Поэтому отдавать меня без боя случайной девице она не собиралась. Она и сейчас продолжает борьбу. Продолжает борьбу и Ирка. И что? В чем мудрость мужчины? В том, что в подобных жизненных ситуациях он должен держать дорожку между двумя хищницами свободной.
Collapse )

Деловая переписка

АДМИНИСТРАЦИЯ
ГОРОДА НОВОЧЕБОКСАРСКА
ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Депутату Госсовета ЧР Молякову И.Ю.

Администрация города Новочебоксарска Чувашской Республики на Ваше обращение от 07.11.2019 г. о несоблюдении санитарных норм по установке контейнеров для мусора по адресу: г. Новочебоксарск,
ул. Винокурова, д. 43 сообщает следующее.
Collapse )

Деловая переписка

АДМИНИСТРАЦИЯ
ГОРОДА НОВОЧЕБОКСАРСКА
ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

Депутату Госсовета ЧР Молякову И.Ю.

Администрация города Новочебоксарска Чувашской Республики на Ваше обращение № 10-112 от 30.10.2019 по вопросам благоустройства микрорайона «Иваново», сообщает следующее по пунктам:
Collapse )