Питер. 2 - 7 мая 2017. 59

Экипировка русского пехотинца ничуть не хуже, чем в западных странах. Некоторые элементы гораздо лучше. О винтовке Мосина писал неоднократно. По сравнению с «дубовым» оружием французов и англичан (даже пруссаков), наша винтовочка стройна, легка, дальнобойна. И штык (в отличие от пули-дуры) молодец. Не грубый тесак, как у бошей, а граненое, стальное «шило». Английский пехотинец носил поясной ремень (а на него навешивали подсумки), сделанный из толстого брезента. Ботинки да обмотки. И у «бошей», порой, брезентовые ботинки. А вот русский солдат имел кожаные (пусть и грубые) сапоги. Немцы также носили кирзовые сапоги, но они были гораздо короче российских. Надо признать: пулеметы системы «Максим», английские дисковые (как у товарища Сухова) - «достояние» западной цивилизации. Отечественные разработки (первый в мире автомат) также имелись. Но, разве нам в новинку коррупция! Сегодня трудно узнать, кто из чиновников Генштаба или правительства пропихнул идею закупать пулеметы у наших, как теперь говорят, «коллег». Денег же для массового производства экспериментальных образцов, разработанных русскими офицерами, не дали. И пистолеты у них - лучше («ваше слово, товарищ маузер!»). Появились переносные бомбометы, минометы. Все, на что хватило христианского милосердия, - перестали видеть смерть вблизи. Долбанул из трехдюймового орудия - и не видишь парных кусков человеческого мяса. Снайперская винтовка - прапрабабушка компьютерных «стрелялок». Стоит условный человечек - и нет его. Ни расплесканного мозга, ни литров крови.
Знамена с ликом Христа. Полковое знамя, а на нем - надпись: «С нами Бог». В портретной галерее солдат при полном Георгиевском банте, висит не триколор, а бело-желто-черное полотнище с вышитым золотом двуглавым орлом. Убийство (массовое) на расстоянии распространялось, подобно заразе - в ход пошли боевые газы. Самыми «христолюбивыми» оказались немцы. «Стыдливый» очеловеченный взгляд на войну, как неизбежность (неизбежна же смерть!), привел к созданию атомной бомбы. Вспышка - и никаких кровавых подробностей. Армии обзавелись противогазами. Во всех странах человек в защитной маске ужасен: тонкий хоботок, стеклянные глазницы, тяжеленная коробка в районе дыхательных путей. Элементы пропагандистского противостояния: никого не убивают, не уговаривают вогнать штык в землю, сдаться. Листовки, плакаты, графика Майдана и цветных революций. Удивительно, как патефон с его раструбом похож на первые усилительно-громкоговорящие устройства. Противогазы шили для собак-санитаров, собак-связных, лошадей кавалерии и тыла.
На фотографиях солдаты-дрессировщики надевают портативные фотоаппараты на голубиные шеи. Через некоторое время после взлета аппарат начинал «отщелкивать» кадры, возвращался на «базу» с развединформацией. Первые дроны, квадрокоптеры, самолеты-разведчики.
Христианская цивилизация «видела» представления о человеке-личности. За все нужно платить вдесятеро. Слезливая культура превратила войну из резни в глобальное, общемировое «развлечение». В Первую Мировую еще много оставалось пережитков – пики, сигнальные трубы, кинжалы, сабли, палаши.
Вот мундир турецкого пехотинца - красный, с витыми аксельбантами - цирковой дрессировщик, а не солдат регулярной армии. Да еще феска с кисточкой - Тартарен из Тараскона. Бронежилеты (появились в большом количестве в начале двадцатого века), индивидуальные броневые щиты на колесиках, колючая проволока, бронемашины и - венец технической мысли: танки «Рено», английские гусеничные громады.

Заметки на ходу (часть 431)

И М., и мне нравилось столкновение безобразного в домах и голубого неба над головами. Чувствовали, что увиденное – одно и то же.
В тот майский день на противоположной улице устроилась какая-то парочка. У них была бутылочка. Люди интеллигентные, с коньяком. Нам, подвыпившим, радостно. Кричали с одной крыши на другую: «Привет… К нам не зовем… Все равно… Здрасьте». Крики добрые. Грохотало ржавое железо.
Collapse )

Обманщик

К смыслам льнем, значительные лица,
Метит гениальности печать.
Под пером являются страницы –
Коль умен, так надо же писать!

Небылицей полной небылицу
Растолкую, смыслы растерзав.
Не порву глупейшую страницу –
Брошу в ящик, малость надорвав.

Гениальность мусорна прилично,
Беспорядок логикой прикрыв,
В нем живу легко и «на отлично»,
Стыд и совесть начисто забыв.

Спор вели: морально – не морально,
По церквам грешили этим встарь.
Обсосали тему капитально,
Лей елей в лампаду, пономарь.

Всех влекут не тайны, а скандалы,
Боль одна – как денег раздобыть.
Шепчут от науки либералы:
«Выгодней иметь, а не любить».

Звезды - лишь объекты наблюдений
Не любовных глупостей и грез.
Нет дрожащих тел, нет потрясений,
Есть лишь бесконечность и мороз.

Что с судьбой, что с теменью подлунной –
Затевать экспромты ни к чему.
Люд начнет – ведь ты ж не полоумный –
Подходить к тебе по одному.

Питер. 2 - 7 мая 2017. 58

Плазменные экраны, расставленные по экспозициям, устроены в виде электронных книг. Кладешь руку, проводишь по поверхности, появляются названия тем. К примеру: «Качество и количество вооруженных сил Антанты и Четверного Союза». Снова проводишь рукой - виртуальная страница переворачивается. Читаешь: «У Англии 96 крейсеров и линкоров, а у России двенадцать». Вспоминаешь: Россия стремилась овладеть Босфором, Дарданеллами. Союзники (что особенно удивительно в отношении Великобритании) не желали этого. Крымская война. Поражение. Неизбежная модернизация. Балканская война. Вновь сверхусилия (несмотря на победу) ради восстановления потерь и модернизация вооружений. Революция 1905 года - рубец. Немцы и англичане готовят японскую армию. Поражение империи в русско-японской войне 1904-1905 годов. Дорогостоящая затея с Конституцией и Государственной Думой. Партии, у каждой из которых свои интересы. И снова сверхусилия по модернизации вооружений и восстановлению флота. Цель – проливы не поставлены под российский контроль. Армия и флот, к 1904 году, полностью не восстановлены. Но были и «прорывы» в развитии (двигатель его - война, вооружение, армия). Выдающийся морской начальник Григорович (стоял у его занесенной снегом могилы в Александро-Невской Лавре, на Никольском кладбище). Закупили лицензию у французов, делали истребители. По их числу русская армия опережала и Англию, и Германию, и Францию. Самый массовый истребитель - «Ньюпор-17». А вот тяжелых бомбардировщиков, типа «Ильи Муромца» (детище гениального ученика Жуковского, Сикорского), не было ни в одной армии мира. Стою под красавцем-ласточкой «Ньюпором». Истребитель подвешен под куполом главного выставочного зала. Купол был расписан, при строительстве, мифологическими птицами - Сирин и Алконост. Советская власть, в сталинскую эпоху, приняла главный посыл любой империи - ВВС, сухопутные войска, флот должны, по всем направлениям (тылы немаловажны!), соответствовать современным требованиям. Россия - страна, в основном, христианская. Более воинственные, ислам и иудаизм, ее до сих пор не одолели (хотя попытки имеются очевидные). Ислам: «Сражайтесь с врагом, доколе не утвердится ислам» и только после этого «да прекратится всякая вражда» (Коран, Сура 2). Про жестокого иудейского Бога (а рай в еврейской религии не предусмотрен) говорить скучно. Кровожадный «дядя». Христианство «юлит», антивоенные тезисы хиленькие, добренькие, а все же, первоначальная идея отчетлива: самоценность гуманной личности. Конечно, мутный бродяга Иисус, то говорит «не убий», то заявляет «не мир я принес вам, но меч». Но христианство раскрывает широкое поле для нравственного и художественного осуждения войны. Где-то с «мечом» (орудием убийства) Христос прав: глупый человек - существо «плоское». Разумный субъект несет в душе «раздрай», все время мучается противоречиями (об этом сказано у Вуди Аллена в «Разбирая Гарри»). Война, увы, неизбежна, из-за этой «расколотости». Никак не может решить, чего ему хочется: севрюжины с хреном или Конституции. Два подхода к неизбежности войны: слабые (добренькие) или злые (волевые) народы населяют землю; война - болезнь ли это? Церковь как институт, традиционно близкий государству, в нашей стране военизирована. Отец Иоанн Кронштадтский служил в церкви военных моряков, а Толстой, будучи уникальным художником слова, в плане философии был слаб. Его рассуждения о войне и армии убоги (лучше бы не высказывался на эту тему, стыдно: все-таки офицер). Во взглядах на войну согласен с трезвыми суждениями сугубо гражданского человека - Владимира Соловьева. Оттого не удивился, разглядывая «снаряжение» армейского православного батюшки. В случае необходимости, и он шел врукопашную.

Питер. 2 - 7 мая 2017. 57

Узел архитектуры: соответствие (несоответствие) постройки ландшафту. Этой темой отмахиваются от иного: здание и климат, времена года, погода. Почему прост, несколько приземист псковско-новгородский архитектурный стиль? Соотношение здания по отношению к ландшафту постоянно. Гор нет, леса, ровные поля, медленные реки. Связь климата и постройки, чем мрачнее и суровее среда, тем непостояннее. Основная «жизнь» ежедневного существования дома, дворца представляет «нервный процесс», доходящий до пунктирного, словно пульс, существования.
В кино часто гонят изображения ускоренно: бегут облака, появляется, исчезает солнце, и поля, леса «оживают», то мрачнея, то светлея. В северных краях приемлемо пышное содержание внутренних интерьеров. В царско-сельской резиденции «кипящее» золото резьбы и мебели приемлемо. На юге пышность чревата неприятными последствиями. Пыль, хорошо различимая на свету.
У Антониони интерьеры белы, пусты, и лишь отдельные элементы роскоши расставлены по пустым полкам и столам. Разве что пышный букет цветов оживляет интерьер.
Агрессивное северное светило нещадно поливает светом Ратную палату. Оно властно, создается впечатление аквариума с яркой лампочкой. Простые стены являют зрителям неровности, «раздувают» величину наличников и сдержанных фронтонов. Здание оживает, заметно изменение материала (кирпич, железо, известка). Скрытые гармонические связи выпирают, здание бравирует «тайнами». Черно-белая фотография сохранится навсегда. Сочетание черного с белым соответствует конструкции духа до «одури». В сенях -  лавка, напоминающая церковную. Дорогие малотиражные издания мемуаров и исследований империалистической войны, сделавшей возможной октябрьскую революцию. Конфликты между странами ведут к гражданским потрясениям. Бунт - такое же естественное состояние общества, как и война. Почему «смутное время» получило столь трусливое название? Гражданское недовольство сделало возможным Гришке Отрепьеву привести в Россию поляков, ливонцев, а «вольные казаки» обратили шашки против стрельцов? Уйдя от классовой оценки события, совершаем ошибку за ошибкой. Пашков, московский иконописец, устроил не музей, а православный воинский храм. Еще одно - война постоянно, церковь, при ней всегда «пасутся» попы. Утверждают глупость: у французов с англичанами империалистический передел мира, а вот русский царь за идею положил в землю и искалечил миллионы людей: ради завоевания Царьграда (второй Рим). Расширял границы влияния православной церкви. «Солдатушки, браво, ребятушки!», прочая чушь для десятков миллионов подданных скрывала собственные корыстные интересы. Питер чокнулся на масонах, ущербном величии, православии, царе-батюшке.
В центральном зале, напичканном суперсовременным выставочным оборудованием, в стеклянном шкафу - парадные мундиры государя-императора: красный кавалерийский ментик с золотыми шнурами, петлицами, аксельбантами и, красной же, фуражкой. Рядом - его же мундир, но, по-моему, пехотный. Сам Николай II в окопах не бывал. Ставка в Могилеве, воспроизведение рабочего кабинета: желтый царский штандарт, тяжелый стол с покрытой зеленым сукном столешницей, с золотыми письменными приборами, настольной иконой, фотографиями великих княжон, керосиновыми лампами (на всякий случай: освещение электрическое). Черные тяжелые телефоны. Мундир серый, с золотыми пуговицами, черными брюками. Государь возил на фронт сына. У того зеленый китель с золотыми погонами, черные штаны, блестящие ботинки на толстой подошве. Купол центрального зала расписан в древнерусском стиле. На него спроецирована знаменитая икона Спаса Нерукотворного из Третьяковской галереи. Балконы с тяжелыми круглыми пролетами. В середине - круглая перегородка. Внутри - почти круговой экран. На нем показывают хронику боевых действий. В центре, на подставке, покоится главная святыня музея - полковое знамя 112-го пехотного Уральского полка. Наши отступали, стяг закопали в землю. Сто лет спустя откопали, вернули на Родину. С 2001 по 2014 год выставочные залы восстанавливали. Сделали все возможное для сокрытия страшной сути войны. Мундиры чистенькие, шинельки - словно только что пошитые, а у одного из пулеметов колеса станка надраены до золотого сияния.