?

Log in

No account? Create an account
В Неаполе у М. с мамой номер был чист, просторен, убог. Кровати, тумбочки, столик, телевизор на стене. Обширная лоджия. Но за окном распахивается поразительный вид: скалы, увитые зеленью, веселое море. Совсем рядом - как на ладони - остров Капри. В Лидо такой же номер - приемистый, но бледно-голубое море с желтой накипью ласкается у пляжа. Песок покрыт крупной сыпью красно-белых зонтиков. Копошатся людишки. Под балконом - квадрат синего бассейна. Белый кафель, покрытый зелеными дорожками, зеленые пальмы, растущие естественно (не в кадушках). В шезлонгах толстые, в складках, тетки. Визжат маленькие дети.
М. выходит к бассейну. Грузный дед, обросший седым волосом, неловко разбегается, боком рушится с бортика. Словно бомбу сбросили. Вода пошла крупной волной, взъерепенились хрустальные хвосты брызг. Дед выскочил, запыхтел моржом, хрипло прорычал: «Шайзе, шайзе». Перевернулся на спину. Увидел, что М. снимает, приветливо помахал рукой с крупными часами.
Столовка. Богатый овощами, фруктами «шведский» стол. Обилие блюд (будто бы бесплатных) - зримое, демократичное. Свобода воли - выбирай колбасу. Свобода слова - пей соки, чаи, а иногда и вино (красное, белое). Целеустремленный коллективизм (даже в форме автократии) - тетка, бадья со щами, поднос с котлетами, кастрюля с макаронами, чайник с компотом. Много (это уже русское) хлеба. «Будет хлеб, будет и песня». За южными рубежами не скажут: «Бери, что хочешь, и горлань «Феличиту». Отечественная обжираловка целеустремленнее, влечет авантюризмом (водка тайно, с риском, разливается под столом). Блюд всего три. Могли бы накрошить всего, да времени нет. «Нам хлеба не нужно - работу давай». У подножия Везувия гастрономический разврат - сиди, не спеши, попробуй того-этого.
Вечером, в цокольном этаже, танцы. Опять все в белом. Но - распарены. Помятый жизнью солист (он же конферансье) поет, плотоядно перекладывая микрофон из одной руки в другую, хиты Синатры по-итальянски. Пожилые немки со своими ухажерами переминаются с ноги на ногу. На сухих, длинных ногах длинные туфли без каблуков. Неожиданно на сцену выскакивают танцовщицы в стираных розовых юбочках. Дряхлые вальсирующие одобрительно покрикивают, хлопают в ладоши. Послышался одинокий свист. Все засмеялись. Танцовщицы крутят широкими бедрами. Рты большие, намазаны алой помадой, женщины скалят квадратные зубы, надраенные «блендамедом». Наши старухи засмущались бы от фривольных трепетаний оплывающих тел. Старики спрятались бы за хозяек, уставившись в пол. А здесь старлетки в белых «лыжах» смешно завибрировали плоскими задницами. Их кавалеры запрыгали петушками. Увидев мещанское безобразие, громко ржу, чуть не подавившись мандариновой корочкой. Мы разные. Наше старичье не выкобенивается.
Городская площадь. Огненные блики. М. говорит: «Фестиваль юных артистов. Мужик с кудрявыми волосами - неаполитанский герцог, настоящий аристократ. Тысячалетний. Рядом, вот, коротко стриженая женщина - жена. Они много лет дают деньги на мероприятие, а сами участвуют в жюри. Лучи прожекторов, как у нас. Девчушки в розовых платьицах, белых колготках, с розочками в волосах, пищат песенки на итальянском. Танцуют, упирая руки в боки. Появились подростки с гитарами. Ломкими голосами проскрипели, кажется, одно слово - «аморе». Убежали. Боялись, что разорвут восторженные зрители? Герцог шикарен, аппетитно доволен жизнью. Складывает холеные ручки, аристократично хлопает. Женушка надменно, как Рамина Пауэр, неподвижна.
Праздник вина. По проезжей части неспешно движутся разукрашенные повозки с большими бочками. Кроме бочек, на телегах присутствуют хозяева и продавцы винных фирм и лавочек. На каждой повозке музыкант - по одной скрипке. На мостовой - виноделы-трубачи. Огромный барабан. Отовсюду тянутся руки с протянутой посудой. Открываются щедро медные, деревянные краники на бочках. Льют розовые, белые, желтые, алые, вишневые струи по стаканам. Не жалко. Угощение. Толпа здорово набралась. Раскрасневшиеся лица. Освещенная прожекторами, ночь оживает, бугрится потными, жаркими вскриками, хоровым пением.
Ресторанчик. «Столетние» деды на отличной аппаратуре играют «Удовлетворение» роллингов. Чувствуется, что М. неуверенно перемещается от стола к столу. Голос влажный, спотыкающийся: «Ма… мама. Ос…ос…торожно. Сядем з…з… здесь!»

Tags:

Деловая переписка

МИНИСТЕРСТВО
ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
ПО ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

Депутату Государственного совета Чувашской Республики шестого созыва
И.Ю. Молякову


Ваше обращение от 6 августа 2019 года, направленное в адрес врио Министра внутренних дел по Чувашской Республике о нарушениях ваших прав, как гражданина и депутата в ходе доследственной проверки по материалу КУСП №487 от 22 января 2018 года ДЧ МО МВД России «Цивильский» рассмотрено.
Read more...Collapse )

Между прочим

А ведь выборы на носу! Уставшие, добираемся с Луизой Васильевной Шогулиной до поселка Кугеси.

Мелочь, но приятно

Неожиданно: люди пришли поблагодарить меня за проделанную работу.

Десять лет назад в подземных переходах выступали диксиленды. Музыканты несли на лицах следы бурной жизни. Понимал их горькую участь. В Ленинграде хорошо относятся к страдальцам, даже к бездельникам. Но! Пьяница, лодырь должны быть сражены грозным роком. Отличный контрабасист - спился. Замечательный гитарист сошел с ума, а саксофонист измучен туберкулезом и опиумом. Это он не ленится - у него опустились руки в бесстрашной схватке со злом. Он не валяется. Он переживает, как Пушкин в карантинном Болдино. Житель Северной столицы думает: «Знал его мать, отца. Глыбы. Сын - талант, но слаб. Воли нет, и нужно не пинать недоучившегося студента филфака, а пожалеть, накормить, обогреть». Болтаются опустившиеся особи от тети Сони к Евграфу Поликарповичу. С Антоном Давыдовичем рассуждают о фильме «В порту» с молодым красавцем Марленом Брандо. Оба знатока перед «спуском с горки» долго трудились рядовыми библиотекарями в Салтыковке. Или натирали паркет в Павловском дворце. Но суп у тети Сони кончился, Антон Давыдович преставился. Умирать страшно. Берут в руки банджо, скрипку, контрабас. Выходят на мороз, в слякоть. Начинается игра. Процесс «сыгрывания» в осеннюю промозглость тяжел.
Жду. Память «натекает» в пальцы резвостью. Изношенные сердца. Минут через пятнадцать веселье и радость брызжут во все стороны. Горожане пробегают мимо, улыбаются. Рожицы у пьяниц разглаживаются, вид побитых собак улетучивается. Музыка соединяет мостиком инструмент, знание пьесы. Разгорается душа, несет на «крыльях». А теперь оркестрики исчезли. В моде - рокеры: бас гитара, ударник, девица-солистка. Вся аппаратура сворачивается, и команда, на велосипедах, покидает место выступления. Мойка. Станция метро «Невский проспект». Ребята в черном и девушка без головного убора, в тяжелых ботинках. Похожа на Твигги. Работает под Жанну Агузарову. Голос не хуже, будто металлом по стеклу. Слова еле разобрать. Много молодежи и мы с В. и тортом. О вязкой «субстанции» уличного движения и не вспоминаю. Басы хороши. Подскакиваю и я, старый, начинаю пританцовывать. Солистка: «Обман, как камень в висок/ Мой голос предсмертно высок…/ Сок, сок, сок…/ Горячий, красный рок».
Группа со своими текстами - редкость. Мини команды работают на «хитах». Молоденькие совсем, а предпочитают исполнять песни «Короля и Шута», «Гражданской обороны», «Чайфа», «Чижа». Обожаю у Чигракова: «Такая вот, блин, молодость». Берет за душу - и все тут.
Алкашки. Иссушенные алкоголем, с выработанным двигателем. Тетка, падая, хлопает рваными кроссовками по мокрой мостовой. Длинные грязные куртки, кривые шапчонки, спущенные шаровары. Обнявшись – еле держатся на ногах. Расцепятся - валятся на колени, встают, светясь лупоглазыми улыбками.
Автобус пуст. В такое время стариков мало, молодежи почти нет. Ее забыли в тупиках девяностых.
Дома М., наевшись, ждет с записями итальянского путешествия. Огромное блюдо мандаринов. В телике: М. прикрутил камеру к передней корзине велосипеда. Медленно едет по главной улице Лидо. Множество огней расплескиваются из кафе, ресторанов, магазинов. Темный южный вечер, но праздношатающаяся толпа - в белом: тапочки, шорты, маечки, мужские головы, женские лица. Говор - немецкий. М. говорит: «Лидо - город старых немцев-курортников. И ведь не стыдятся выставить напоказ дряблые ляжки. Какая-то первозданная бесстыжесть, детская естественность». В кафе, в ресторанчиках - старцы. Блестят литровые пивные кружки, хрустально звякают фужеры с желтоватым шампанским. Фрукты. Кажется, что ощущаешь запах кофе (кофейные автоматы - везде). М. ведет велосипед, комментирует: «Иностранцы в магазинах все трогают, накидывают на плечи, крутятся перед зеркалом. Но - не покупают. Продавщицы, провожая несостоявшихся покупателей, делают счастливые лица. Не думаю, что рады. Но работа есть работа. Меня настораживает: велосипедист - я один. Им что, два евро жалко за аренду? Хорошие же велики, удобные».

Tags:

Деловая переписка

Отделение полиции
по Аликовскому району

Депутату Государственного совета Чувашской Республики
Молякову И.Ю.

Уведомление

Уважаемый Игорь Юрьевич!
Сообщаю, что Ваше сообщение, о проведении азартных игр в букмекерской конторе, зарегистрированное в книге учета сообщений и преступлений за № 1388 от 12.08.2019 года в отделении полиции по Аликовскому району межмуниципального отдела России «Вурнарский» рассмотрен оперуполномоченным группы экономической безопасности и противодействия коррупции Трофимовым Артёмом Станиславовичем и принято решение о передаче указанного сообщения о преступлении и материалы проверки по подследственности в Ядринский межрайонный следственный отдел следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Чувашской Республике.
При несогласии с принятым решением Вы можете обратиться к прокурору или в суд в установленном законом порядке.

Начальник Г.В. Лаврентьев

Мелочь, но приятно

И снова Иваново. Прямо возле школы. Говорил же – нормальные, грамотные люди. Приятно вести разговор.

Между прочим

Старый уголок Новочебоксарска – Иваново. Казалось бы, публика должна быть отстойной. Но наоборот – людей на встрече много, вопросы по существу.

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner