i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 71

Не удержался - падок до зеленой благодати. С женой снова в парк, что разбит вокруг Пушкинского дома. Певцы «дают голос в маску». Как часто «в маску» прячем все человеческое! Но в прекрасном месте становишься ребенком. Осколки личины спадают с лица, выглядывает по-детски наивное личико, светящееся восторгом. Маска человека пятидесяти пяти лет.
И. смотрит, говорит: «Соберись. Ты - будто дурак. Смотреть смешно». Я: «Не буду. Смотри на умных, если не нравлюсь. Уж, какой есть». Сажусь на скамейку перед домом Ришелье, среди кустов, обсыпанных розовыми цветочками. Народу - никого. И. встречается с пожилой женщиной, представившейся экскурсоводом: «Пройдемте. Хоть вы и одна, я вам все покажу». Пока И. «в гостях у Александра Сергеевича», иду разведывать музей Коровина. Встретимся - и пойдем в домик к Антону Павловичу Чехову.
Выхожу из парка на набережную. Спокойно, солнечно. По небу плывут редкие облачка. На набережной много народу, но купаются немногие. В Алупке много пацанов и девчонок. Они хохочут, толкаются, ныряют с волнорезов. На пацанах - шорты или длинные спортивные трусы. Сейчас никто не ходит в тесных плавках: не модно. Девицы отчаянны, ныряют головой вперед. Плывет прыгунья под водой, оставляя блестящую россыпь пузырьков, вынырнет метрах в десяти, соберет в пучок выцветшие на солнце волосы, сгонит с них воду. Машет руками, зовет нырять и ребят.
Плюхаются в воду с волнореза отягощенные вином и пивом дядьки. Шум, гам, веселье. В Гурзуфе - чинно-благородно. Мамаши с детишками. Старик зайдет в море. Вода - по колено. Стоит. Думает. Поглаживает заросшую седыми волосами грудь.
Поднимаюсь по жаркой улице Чехова, хоронюсь в тени. Вхожу в узкий проулок, зажатый между белыми стенами. Дверь - высоко над булыжной мостовой. Две крутые ступеньки. В целлофановом мешке (файл) бумажка: «Музей-квартира Коровина. Буду через пятнадцать минут». Словно в далеком Туркестане, усаживаюсь, выбросив руки перед собой, на корточках, в тени белого дувала. Бежит котенок. Трется о штанину, мяукает. Встаю, пересаживаюсь чуть подальше. «Санька! Санька!» - зовет киску женщина, которую я и не заметил. Одета тепло, не по погоде: толстая, длинная юбка в клетку, коричневый свитер. Волосы на голове побиты сединой, забраны в пучок: «Меня ждете? Ключ от музея у меня».
Входим в открывшуюся со скрипом дверь. На двери, как в деревне, занавес. Полумрак, прохлада, широкие крашеные доски пола. Заведующая уносит тяжелые сумки в темный коридор. Вернувшись, говорит: «В маечке и без носков быстро замерзнешь. Прохладно. А если с жары? Туда-сюда, вот и подхватил бронхит. Одеваться стараюсь теплее».
Из просторной прихожей, справа, поднимается узкая лестница к невысокой двери, верхняя половина которой застеклена, закрыта занавеской, но белый свет пробивается и через плотную ткань. Рассматриваю неумелые рисунки, развешенные в прихожей. «Да вы сюда поднимайтесь. Рисунки детские, из местной художественной школы», - зовет проводница. Вхожу в белую комнату. Она велика. Напротив - окно во всю стену. Управляющая мемориальной комнатой приоткрывает створку. Проворный ветерок пушистым котиком проносится по потолку, исчезает в дверях. Светлые занавески заколыхались. Стали слышны голоса людей с улицы.
«Раньше, - спешит осведомить экскурсовод, - все здание принадлежало художнику. И земля вокруг дома. Скульптуру художника из бронзы видели у входа? Рядом с Федором Ивановичем Шаляпиным. Теперь здесь учебная база Московского института ваяния и живописи. Приезжают студенты на практику, преподаватели. Если комнаты свободны, то сдаются. В память о бывшем хозяине оставили это помещение, в котором была коровинская мастерская. Кого только не было! - Серов, Поленов, братья Васнецовы. Насчет Врубеля сказать не могу, но метод творческой кооперации действовал жестко - снимали общие квартиры, мастерские. Скидывались деньгами на еду. В Москве Коровин, Серов, Врубель работали в общей мастерской. Хоть эта комната и считалась коровинской, но если приехал знакомый или друзья, рисовали вместе. Вот и подрамник с палитрой. Вот картины. Только коровинских подлинников здесь нет».
Tags: Крым
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    В Чебоксарах, которые набирают все больше авторитета в качестве шахматного центра России, открылся Всероссийский шахматный турнир. Анатолий…

  • Мелочь, но неприятно

    Садик для детей – дело хорошее, нужно только правильно выбрать место для его размещения. В Козловке, к сентябрю, новый садик будет, практически в…

  • Мелочь, но неприятно

    Побывал в Яльчиках. У людей возникли серьезные проблемы с оплатой вывоза мусора. Претензии жильцов обоснованны. Постараюсь решить их проблемы.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments