i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 70

Лазерная терапия - звучит (в отличие от уринотерапии). Кстати, Малахов – мочегонщик и мочепотребитель - тезка другому производителю пахучей жидкости - Андрею. Малахов старший уговаривает наших хлебать биоотход. Андрюша насобачился вливать ее, тепленькую, в разверстые рты миллионов. Пойду в лечебный корпус, послушаю усыпляющую музыку костоправа (после сна в эмпиреях).
Женщина-лось заставляет изгибаться, вздевать вверх руки, закидывать их за спину, втягивать-расслаблять живот, напрягать и отпускать задницу. Лично я люблю вытягиваться на носках. Голова пустая, легкая - потянулся сильно, вот-вот взлетишь. Оказывается, что и это обман, и чувство досады остается.
Лазером лечат на том же этаже. Старушки, старички, я с супругой. Окликают, идем в закуток за занавесками. Опутывают проводами руки возле локтевых сгибов. Машина работает беззвучно. Никаких ощущений. Приходит сестра (минут через пятнадцать), снимает проводки. В чем смысл просвечивания лазером, так и не понял. Но хожу аккуратно. Безграмотность. Если мне, как Наполеону, «в лечебных целях» начнут давать мышьяк каждый день, то буду принимать. Свалюсь с копыт, скажут: «Сердце».
Пьем кислородный коктейль. Привкус яблочный, приятный. Вот сюда-то и можно подкладывать яду понемножку.
Одна часть цокольного этажа корпуса «Кипарисный» врезается в убегающий вверх холм. Получается: с одной стороны - нормальный этаж, а с другой - уже подвал. От окон цокольного этажа (а в нем обитает обслуживающий персонал курорта) предусмотрен глубокий проем. От дорожки он отгорожен перилами. На дне траншеи обитают кошки. Крымские котяры, хоть и не голодают (что характерно для местного санатория), но исключительно поджары и активны. Пожилая женщина, из отдыхающих, держит в руках баночку сметаны, что давали на завтрак. Через перила подзывает кошачье население ямы: «Киса-киса-киса! Я вам кушать принесла. Скорее-скорее…», - при этом грузная женщина наваливается арбузными грудями на перила. Гражданка тяжела. Перила слегка гнутся. Кошки не реагируют. Обидно, но кормилица упорна. После нескольких попыток приманить животных она делает решительное лицо и шустро переваливает свою плоть через заграждение. Мелькают ноги в фиолетовых жилах. Они - словно столбы, массивны. Кряхтит, якобы больная, а ловкость в достижении цели имеется. Жена вскрикивает от страха, увидев, как пациентка, уже над ямой, держится одной рукой за перила, а другой, наклонившись чуть не до дна, льет белую сметану на желтую хвою, укрывшую дно ямы. И. подбегает с озабоченными возгласами: «Что вы! Расшибетесь! Помогу вылезти». Толстуха не реагирует. Видит, что из освещенного электричеством окна выглядывают заинтересованные жильцы. Кошки разбегаются. Усилия - впустую. Тетка, крякнув, словно солдат, спрыгивает на дно, плотно встав на синюшные ноги. По дну расщелины неторопливо выходит с другой стороны корпуса: «Раньше это был санаторий КГБ. Снова Россия и то же ведомство. Вдруг грудастая женщина - из органов? Когда на парашюте ее закидывали в тыл врага, она, крякнув, твердо приземлялась на ноги, собирала парашют и направлялась в лесную чащу», - сказал я И.. - «Тогда любовь к животным восполняет жалость к тем, кого эти тетки замучили», - поддержала жена. - «Неверно. Не замучили, а спасли. Сотрудники органов спасали вьетнамских детей, камбоджийских девушек и кубинских бабушек. Они не раз выводили лошадей из горящих конюшен и овец из горных загонов. Здесь они продолжают свои благородные дела».
Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments