i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 65

Героическая старуха. Видно, партизанила когда-то. И собака у нее верная. Прокурорским и судейским - плешь проела. А она не унимается - не курите возле моих дверей, не то перестреляю. Надоели людишки. И система, в которой они валандаются, опротивела. От старости своя-то жизнь неприятна, а уж молоденькие адвокатши и менты - и подавно. В начале жизни – энергия, стремление к чему-то большому, что зовется жизненной тайной. Первые неудачи. Множество неудач. Неважно - у глупых, умных. Ты гений, а судьба бьет тебя нещадно. Приходит время фортуны. Люди среднего возраста вихляются (писатели превращаются в сочинителей, работяги становятся быдлом), пытаются обмануть судьбу. Мелкая вещь - удача. Успокаивает ненадолго. Умные догадываются - все есть представление. Маска и есть сущность. Их – масок - много. Многосущностность. В среднем возрасте герои, которых еще не прихлопнула жизнь, начинают куролесить. Мужики крепко выпивают. Держатся мещане. Осторожность. Баланс между индивидуализмом и социальностью, который называется «разумностью».
Она - корень мещанства. Тут все, как у всех, только если обыватель умен, то все получается дороже. К старости многосущностность утомляет. Счастливый период - время «третьего» зеркала (вода - стеклянное зеркало) и, наконец, сон. Сон - прелюдия смерти. Самый мужественный человек во сне беззащитен. Там, в зазеркалье сна, героя валяют, мнут, меняют физическую сущность, превращают в вату, пластилин, облачко пара. Индивидуумами во сне все время манипулируют. Ужас сна в том, что открывается простое: немарионеток не существует, ниточки, за которые дергают, - невидимы, кто дергает - неведомо.
Нет личности, свободного человека - не будет и культуры. Но она-то не абсолютна. Творит ее гений, а гений - на невидимой привязи. Вот вам и мучение. Простой человек страдает глубже. Умный, да еще и обыватель, мучается оттого, что о чем-то догадывается. Простой человек - носитель чистой боли, поскольку не способен на простейшие предположения и предчувствия. Женщина, беззубая, с железными челюстями - где сточила она зубы, кто выдрал ей волосы, кто измучил душу? Мужика в погонах, адвокатшу в голубом, меланхоличного Арсена - всех ждет не просто смерть. Смерть - не самое страшное. А вот то самое, что и «Пастернака перепастерначит» (Ахматова), - страшнее: исчезновение иллюзий, ощущение несвободы, управляемость, чувство полной усталости. Некая замечательная женщина, некая великолепная верная собака - они бунтуют. Старушка в застиранном халатике, словно с гранатой, встает в полный рост перед тупым танком жизни. Система гранаты неважна. У бунтарки - бомбочка под названием «Не курить, суки, я сказала!»
Спускаемся к морю. В сердце горячо. Не могу успокоиться. Выходим к какой-то церквушке. Дверь закрыта. Заборы, увитые виноградом, а перед ними - аляповатая гостиница с претензией на нечто европейское. Попадаем в уютный переулочек «Партизанский». Серый двухэтажный дом с большими окнами. Среди зарослей, что укрыли стену, - мемориальная доска, сообщающая, что в доме 4/6 проживал Усатов, гласный Ялтинской городской Думы, тенор Императорских театров, единственный профессионал, который обучал Федора Ивановича Шаляпина певческому ремеслу. Сам Шаляпин частенько бывал в неприметном домике. Посещал Усатова композитор Глазунов, да и весь цвет музыкальных театров Москвы и Санкт-Петербурга. Напротив - Ялтинская коллегия адвокатов, а чуть ниже - недавно отреставрированный Русский драматический театр им. А.П. Чехова. Гастролируют из приезжих только Московский театр Российской Армии, деятели антрепризы, местные театральные коллективы. Церковка, между прочим, евангелистско-лютеранская, а вычурная гостиница называется «Палас».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments