i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 216)

В начале октября мы покинули Новочебоксарск и отправились жить в Москву. До столицы добирался на грузовике МАЗ, вместе с отцом и водителем. Отец курил (он тогда уже начал курить, а я тайно переживал из-за его голоса), охотно болтал с водителем. Я сидел в центре огромной кабины. Солнца не было, но было тепло и безветренно. По краям торчали черные палки обгорелых деревьев. На подъезде к Москве леса выгорели, а кое-где все еще бушевали пожары. Иногда автомобиль попадал в серый туман из дыма. Тогда приходилось закрывать окна, включать фары и ехать очень медленно. МАЗ был от «Химпрома» и ехал в Москву за каким-то оборудованием. Сейчас же в его огромном кузове было только мое черное пианино.
В Петушках мы остановились и очень вкусно пообедали в придорожной харчевне. Был наваристый борщ и огромные куски курятины. Папа, пообедав, бодро спросил у официантки, что мы ели. На веселый вопрос отца игривая бабешка ответила, что в Петушках, естественно, к столу подают петушков. Отец был в хорошем настроении. Он ответил, что оттого, видно, в столовках работают такие хорошие курочки, что всех петухов давно съели.
В Москве приехали в Новые Черемушки, на съемную квартиру. Квартира однокомнатная, на первом этаже. Была она облезлая и пустая, хотя мама, приехавшая раньше на поезде, с Олегом, квартиру отдраила до блеска. Она рассказала, что в квартире был тихий ужас – грязь, бутылки, огромное количество грязных тряпок и старых журналов. Отец ответил, что ждать ничего лучше было нельзя. Хозяин квартиры, видимо, алкаш.
Все оказалось гораздо хуже. Хозяин был не просто алкаш, а к тому же поэт. Я довольно скоро увидел этого хмыря. Одет он был в джинсы, в засаленную кожаную куртку и такую же кожаную кепочку. Росточек небольшой, фигура обрюзгшая, с брюшком. Лицо имел неопределенное, как и очень многие люди в Москве. Печать затертости, хитрости, мелкой суетливости и жадности. Какой национальности этот человек, сказать было трудно, но все говорило о том, что это, скорее, лицо «кавказской национальности». Не могу сказать с полной уверенностью, но то, что это был не славянин, – точно.
Поэт появился на следующий день и попросил денег. Говорил мягко, неуверенно. От него пахло перегаром. Несмотря на помятое состояние, передвигался чрезвычайно проворно. Тут же, не снимая модных ботинок с тупыми круглыми носами, проскочил в комнату и развалился в единственном грязном кресле. Не спрашивая разрешения, закурил что-то вонючее. Капризным голосом похвалил маму за наведенный порядок. «Я сам, - загундосил он, - поэт, работаю в журнале «Москва», в отделе поэзии. Сотрудничаю еще с рядом журналов. А где, кстати, мои журналы?» - живо поинтересовался он. Услышав, что грязноватый, с влажными большими глазами тип – поэт, мама попыталась говорить с ним о поэзии. Она сказала, что периодически читает журнал «Москва», но, к сожалению, фамилии хозяина квартиры на страницах не встречала.
Но хозяин квартиры будто и не слушал мать. Отец смотрел на это московское чудо насмешливо и ничего не говорил. Он ждал, когда хмырь возьмет деньги и отправится опохмеляться. Алкаш-поэт чуть не заплакал, заявив, что ему тяжело не только смотреть на предметы в квартире, но и что-либо делать в ней. Поэтому в квартире был такой беспорядок и даже грязь. «Ведь здесь, в этой квартире, умерла моя мать», - чуть не плача, воскликнул хозяин. - Вот здесь, на этом диване, - коснулся он рукой дивана в огромных пятнах, - она и умирала почти два года».
Отец прервал излияния гостя, сунул ему деньги, сказал, что у нас еще много дел, нужно устраиваться, убираться. Человек-поэт, похожий на грузина, шустро взял бумажки и отбыл восвояси. Отец сказал, что действительно в этой квартире умерла старая женщина. Этот самый хмырь, будто бы, после смерти мамы жить в этой квартире не может. Поэтому удалось сторговаться подешевле. Надо прямо сказать, что первый человеческий контакт в Москве был не очень благоприятный. Но зато потом были Юрий Владимирович Степняк и Исаак Павлович Розенбойм.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Выставка. 52

    Говорили хорошо. Заместитель Церетели сказал: «Видим здесь сложившегося мастера. Он работает и в жанре пейзажа. Удаются ему портреты. Хочется…

  • Выставка. 51

    М. с утра был строг и светел. Намазывал масло на хлеб, пил сладкий кофе. Выставка его картин в Думе открывалась в два часа дня, а до этого был…

  • Выставка. 50

    Возбужденные музыкой, в приподнятом настроении, отправились с Ю. прогуляться по Москве. Позвонила мама, попросила купить хлеба. Перед выходом на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments