i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 61

Автобус тащился по ущелью, под мостом, после крутого виража, тяжело взревев движком, выдрался на трассу Симферополь - Севастополь. Солнце - радостное, не тяжелое. Ветерок колышет затертые занавески. Море, за грядой леса, далеко внизу. Почти сразу начинается самое «вкусненькое», что есть под Ялтой - Никитский ботанический сад, Массандровский дворец. Пассажиры - местный трудовой люд. Женщина с маленькой девочкой. Старый мужчина-доброхот, что вел беседу с потенциальным «донбасцем». На задних сиденьях группа молодых людей в синих спецовках. Две семейные пары (одна из них - я с И.). Разумного вида дядьки, похожие на преподавателей техникумов, вели неспешный разговор о политике: «Крым не простят, - авторитетно заявляет один. - Американцы злые. Из-за ИГИЛа. Выходит из-под контроля». - «ИГИЛ - это Америка. Вроде саддамовские офицеры. Работы не стало - вот они затеяли этот ИГИЛ», - поддержал разговор другой. - «Американцы позже выгоду почуяли. Всю голытьбу, всех чокнутых по миру собрали. Это война такая с безработицей. Война смешанного типа. Армии - нет, а война идет, враг наступает. Покучковались месяца два-три - и домой. И дома - в Европах, да и у нас - воду начнут мутить», - это первый. - «Нам бы не надо, - это второй, - и санкции, и Путин хочет усидеть на двух стульях, да ресурса не хватает. А тут - ИГИЛ. К нам шатия-братия полезет. С нескольких сторон ударить могут». - «А тут, - это снова первый пассажир, - сунниты, за справедливость. Бедные всегда за справедливость. Если закрепятся в Сирии - тяжко будет. Потом Кавказ, Поволжье». - «Да, - подхватил разговор другой, - а там почти все сунниты. И у нас, в Крыму, - тоже. Если начнется война, по типу партизанской, - никого не выковыряешь». - «Почти как в Чечне. Но Чечню деньгами купили. Теперь Сирия с ИГИЛ вместо Чечни. Никаких денег не хватит. А в бой пацанов посылать - боязно. Начнешь войну - а как из нее выходить? Проиграет это дело Путин - привет! Все недруги внутри вгрызутся». Сосед: «Да еще наши враги, американцы, обвинят - не любим верующих мусульман. Эти мусульмане к нам, в отместку, и попрут. Беженцы опять же. Вот увидите: пройдет пара месяцев, и Порошенко америкосы деньги дадут с условием - бери к себе сотни тысяч арабов. Кстати, «Таврия» как сыграла?» Другой мужик: «С кем? Вроде, не играли».
На дядьках - древние сандалии на босу ногу, холщевые штаны на тонких ремешках, выцветшие голубые рубашки с погончиками. Малышка вертится на коленях у матери, хнычет: «Ну когда приедем, когда-а-а?» У И. лицо умиротворенное. Смотрит в морскую даль. У женщин настроение улучшается, когда обещана обновка. Я приготовил сразу две - штанишки к голубым с золотом танкеткам и сарафан - какой хочет. И мне хорошо сразу с двух сторон. Близкая война не трогает - снаружи море, горы, ветерок.
Водитель с чутким носом принюхивается к чему-то. Внутри - покой за жену. Жалко ее. Нервы измотаны, радостей мало. А сегодня - радость. Куплю платье самое лучшее, пусть и дорогое. Как говаривал Пикассо о своем творческом методе: «Я ничего не ищу, а нахожу». У меня - наоборот: ищу, ищу - не нахожу. А вот сегодня ответ на вопрос «А чего искал?» - ясен. Покой снаружи, приятность внутри.
Дядьки-теоретики подсказывают ответ про тотальную войну - она гибридная: информация, ложь, отдельные банды, агенты-призраки, дипломаты-тяжеловесы, санкции, контр-санкции. Чего не просчитывать, если есть компьютер, и вариантов просчитано множество. Подходы можно смешивать, перемещать. Время живых тел и крови закончилось. Нынче - манекены. Одну башку отрезал - другую надставил. Можно менять руки, ноги. Торговать натуральными органами и знаниями. Продавать все - информацию и дезинформацию. Устаешь бояться. Умираешь незаметно. Разлетаешься на частицы, и перед распадом выпадают моменты, когда несешься по зеленым горам, над синим морем. Рядом женщина. Звучат слова, а перед взором, в котловине, открывается белый город: «Где я?» - вырвалось само собой… «Богдан» пошел вниз и вскоре, фыркнув, уперся в перрон автовокзала.
Tags: Крым
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 495)

    В виду Эйфелевой башни подумалось о банкирах-французах, об этих скупердяях. Алчность превращалась в точность, в историческое чутье. «Что, мы и…

  • Заметки на ходу (часть 494)

    Мне не нравится весна. Но цветущие яблони тронули сердце в том месте, где живут любовь и жалость, и привычка к женщине. И к детям. Может, это вишни?…

  • Заметки на ходу (часть 493)

    Я политический боец. Колыхнулось что-то в душе. Захотелось выйти перед французскими страдальцами за буддистов и сказать: «Fuck you». Чувства быстро…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments