i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 59

Валяться понравилось. В номере выпил травной настойки, стало спокойно, но ощущение счастья ушло. Рухнул на диван. Смотрю, а в телике здоровенный бугай гнет гаечный ключ, зло пыхтит: «Одна жена». Подумал: «Радуйся, идиот, что хоть одну женщину заимел». Сразу, из неведомых глубин, выскочила маска, прилипла к лицу, как в знаменитой комедии с Джимом Керри. Посыпалось с темных небес тряпье, и исчезла первозданная девственность.
Телевизор зарябил, захрюкал. Нужно вызывать телемастера. И. сбегала на вахту, предупредила, чтобы он пришел утром. Экипированный с ног до головы смыслами и подтекстами, вышел на балкон. Сел в кресло. Прислушался - шума волн не слышно. Шторм стих. Обидно. Яростные волны, исходящие бешеной свободой, помогали впасть в первозданное состояние. Она - главная, а ты - подчиненный. С подчиненного спроса меньше. Открыл рот - смотри, пока не смоет, навсегда не утащит волной событий. Не стоит маленькому, слабому кичиться сознанием. Зачем оно, если в абсолютном подчинении (слиянии) хорошо? Дробление мыслительной деятельности на слои (слияние с природой, мифология, религия, безбожие) - вот то тряпье, те маски, что скрывают меня в броню «человеческого».
Бурное море - в нем все: страх, похоть, голод, страсть, ненависть. Радость рождается лишь тогда, когда все страхи-похоти осуществляются одновременно. Тут - не до логики. Здесь речь о господстве, измельченном до человеческого уровня. То есть то, что может «перескочить» дискретность, одолеть и диалектическую, и формальную логику, и выйти на уровень, где все «впервые», все - «вдруг». Мы подло «стираем» мысль, всовываем в общий ряд. Темные мысли превращаем в банальность. Можем сказать: «Неожиданность - мгновение, но что касается сознания, тянуться оно может месяцами, годами. Отдельная продолжительность неожиданности сливается в поток остальных частных проявлений. И вот уже река, называемая историей. Мысли совсем запутались. Я уснул.
Утром ходил на кардиограмму. Закатал брюки до колена, снял майку. Груши, которыми прищелкиваются датчики, всегда холодны. Кажется, чем-то смазаны. В процедурной - большая, мягкая женщина. Лицо, словно блин, а халат ослепительно белый, душистый, с яростно проглаженными складочками. Шутница, почти кричит: «Сердце не болит? Не жалуетесь? Бывает - не болит, а потом…?» Что «потом», не договаривает, начинает щелкать выключателями на приборе. Вылезает бледно-голубая лента - на ней черная, изломанная полоса. Сухое щелканье и мягкое покачивание листьев платана, что лезут в окна. Щелк - и бархатные листья колыхнулись, побежали солнечные блики в зелени. Щелк - и снова. Хорошо! «Выглаженная» женщина спрашивает: «Настой из трав пили, из столовой ложки?» Я: «Пил. В номере нет ни ножа, ни вилки, ни ложек. Вчера собрались сделать бутерброды, а нечем хлеб нарезать. Жена взяла с вахты. Телевизор забарахлил. На утро мастера вызвали. Отвар - чудесный. Хорошо успокаивает».
Медсестра с легкими хлопками отсоединяет резиновые груши от кожи: «Результаты, - оповещает кардиолог, - будут у терапевта».
После завтрака И. говорит: «Обслуживающий персонал не любит приезжих старух. Кормят кошек сметаной. Не ешь, отдай нам. Детям пригодится. Высокомерные. Мы для них - черная кость».
Едем в Ялту. Обещал, что на рынке купим и летние штанишки, и сарафан. Даже два сарафана. В номере - телемастер, похожий на здоровенного майского жука. Коричневых крыльев нет, но чудится: от затылка до икр дядька покрыт панцирем. Брови густые, волосы вьющиеся, побиты сединой. Телемастер-жук зудит, легко переваливая тяжелый ящик: «Москвичи понаехали. Гордые. На наших женщин голос повышают, мол, не знаете, кто мы такие, а мы москвичи, что тут у вас все старое, поломанное, вот в Турции, вот в Египте. Спрашивается - зачем ехали к нам? А они - скидки хорошие. Тьфу! Сволочи жадные».
Справляется дядька с работой неплохо. Продолжает гудеть: «Хохлы - вредностью мелкой исходят. Уезжают - обязательно настройку каналов собьют. Москали же пульты выкидывают. Уехали тут одни. Новые заселились, а пульта нет. Потом случайно под окнами нашел. Готово. Каналы больше не сбивайте», - с вызовом сказал дядька, как будто был уверен, что это мы специально «повозились» во внутренностях телеприемника. Уходя, хлопнул дверью. А может, это сквозняк был.
Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments