i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 57

Нас ждала жимолость с удивительным названием (мааке, кажется). Обратили внимание: садовник любит ночных хищников. Всюду нарезал из лавра сов. Маленькие, большие, лупоглазые. С далекой уже веранды, где ели и плясали ряженые, донеслись звуки «Щелкунчика» Чайковского. Женщины любят телом и ушами. В минуты нежности закатывают глаза, боятся взглянуть на человека-труженика. Пахарь любви вожделеет глазами. Смотрит - и проигрывает. Музыка балета популярна оттого, что «Щелкунчик» - попса высочайшего уровня. Петр Ильич и разъезжал по миру, как звезда. «Карнеги-холл» открывали исполнением его произведений. То, что услышали женщины, то и стало популярным. А как хохочут и рыдают герои Верди! Сначала простенькие польки. Великолепные парки Германии и Франции. Непонятные Гайдн и Моцарт. Вовсе неизвестный Бах. Неустанно трудились Гоббс, Локк, Руссо и Ньютон. И вот грамотный человек способен одолеть «Времена года» Вивальди. Разум и эгоизм.
Допустим, Чайковский, Беллини, Пуччини. Русские спешат, впихивают через одного человека все, что можно. Пушкин - поэзия, драма, проза, публицистика, критика, эпистолярный жанр. Чайковский - оперы, балеты, симфонии, фортепьянные концерты, миниатюры, вокальные циклы. Страна православная, внутренней свободы много, внешней - маловато. На Западе, внешне свободном - внутренняя зажатость. Верди - несколько десятков опер. Поставил на поток - и шурует. Брамс - только симфонии. Шуберт - много песен. Но Вагнер - опять только оперы. Популярная музыка (Штраус, например), отталкиваясь от великих венских новаторов и романтиков, развивалась, становилась многообразнее. За Чайковским пошли Рахманинов, Шаляпин, Собинов, в советские времена - Лемешев и Козловский. Запад - Чаплин, Мэри Пикфорд, вообще весь Голливуд. К сожалению, чем больше попсы во всех проявлениях, тем меньше идеалов. Нынче умирает качественная попса. Битлы (на безрыбье) превращаются в классиков. Но и они сходят со сцены вместе с «Роллингами».
Человек смотрит в экран монитора по 7-8 часов в день. На восемь часов меньше он разговаривает (и думает). Тупость становится повсеместной.
Хорошо, что в саду есть розмарин настоящий. И смолосеменник тобиры. Тапир - животное тупое и бесстыжее. Тобира, видимо, того же рода. Тапир и тобира рождают низменные настроения. Все-таки человек живет инстинктами. Миром правит голод и страх, а не добро и красота. Вот женщины (на глаза попался османтус - маслина душистая) - та же духовитая маслинка. Съесть охота. Но, нет. Бертолуччи уверяет, что секс сродни смерти, и снимает «Последнее танго в Париже», а мрачный швед Бергман признается: театральный зритель настолько туп, что после спектакля хочется подойти к краю сцены и проблеваться в зал.
Растения ведут борьбу против нехороших мыслей. Вот земляничное дерево, сбросило кору, голенькое, манит. Трогаю, глажу руками ствол. Никакой земляники не нужно - так пахнут ладони. Говорю И.: «Вот глажу тебя по плечам - земляникой пахнет». Жена молчит, улыбается, довольная. Потом спрашивает: «Точно, земляникой?» - «Да-да, - убежденно повторяю я. - И знаешь, то, что мы принимаем за лавр, на самом деле - калина лавролистная. Она бывает очень ядовита по весне».
Попадаем в посадку крымской сосны, но и сквозь ее густую крону ввысь вырывается могучая крона пинии. И снова мощный платан. Старались вдвоем охватить его ствол - и не смогли: «Между прочим, Пушкин здесь видел оливковые деревья. Нигде больше они не росли», - показываю свою осведомленность.
Выходим в поселок. И. вновь рассказывает, как жители недовольны новыми порядками. Мэра в Гурзуфе, считай, что нет, вино дорогое, фонтан в центре не работает. А вот и он. К тому же пыльный.
Вечер. Смеркается. Магазины, в большинстве своем, закрыты. У дачи Коровина восседают два бронзовых приятеля - Шаляпин и сам Коровин. Носок ботинка у Коровина затерт до сияния. Прут люди, загадывают желание, трут рукой кончик. Булыжная мостовая, проходя сквозь подворотню, взмывает вверх. Узкая улочка. Вторые этажи домов украшены деревянной резьбой. Тесный проулок - глухие стены. Посередине - одинокая дверь с высокими каменными ступеньками. Бумажка под стеклом, в рамочке: «Музей Коровина». Решаем посетить на следующий день. Находим открытый магазин. Берем копченого мяса, хлеба, яблок, вина. Направляемся в «Бриз».
Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments