i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 56

Получилось четыре пары. Толстяку-заводиле досталась девица в канареечном платье с черными кружевами вокруг выреза. Перчатки - черные, длинные - напоминали змей. Мосластому предназначалась голубая девушка. Шустряки небольшого росточка получили жгучих брюнеток в красном и зеленом одеяниях. Еще один отвечал за музыку. Другой - за киносъемку. Выстроились напротив друг друга: мальчики - девочки. Пацаны напыжились, глубоко вдохнули, грудь их поднялась сильно, пышные жабо подпирали подбородок, касались носов. Их визави скромно потупили головы, опустили веера: «Гавот!» - громко провозгласил отмеченный пестрой жилеткой.
Музыка заведена. Камера включена. Манерно, шажочками, пошли друг другу навстречу. Сплели руки, а девушки отклонили головки от парней. Пошли вдоль веранды, то склоняясь головами друг к другу, то отклоняясь. Рядом в кресло плюхнулся экскурсовод. Лицо хмурое, смотрит на ряженых с презрением: «Кто это и что это?» - спрашиваю. Отвечает: «Реконструкторы. Имитируют великосветский бал. Это еще ничего. Перед этим танцевали люди, переодетые в военную форму: гусары, драгуны, уланы, с саблями и в сапогах. Кивера, оружие, кружева, веера - дорого. Вон тот, толстый - главный затейник. Сегодня напялил монокль, а в прошлый раз был гусаром, черной тряпочкой перехватил глаз. Будто его в боях выбили».
Когда лента танцующих поползла в противоположную сторону, в дверях нарисовалась женщина-форчуна. Ее широкая дряблая спина открыта, покрыта пигментными пятнами. Она развернулась, неодобрительно поглядев в нашу сторону. Стало видно, что ее грудь (декольте было откровенное) чрезвычайных размеров. Ее поддерживала широкая темно-коричневая лента, завязанная на спине пышным узлом. Концы ленты спускались ниже колен. Платье - коричневое, блестящее, в маленьких блестках. Высокая прическа украшена тугим жгутом из белого и черного материала, аккуратно затянутого в кружок вокруг волос. Из двухцветного бублика торчало белое перо, свесившееся на бок, покрывая голову. В руках у тетушки миниатюрная кинокамера, умещавшаяся в ладони. Медленно плывет вокруг танцующих, подбадривает: «Ой, хорошо! Так-так, молодцы!» - «Вот эта женщина - вроде, мать толстяка. У нее фирма и деньги, - продолжил экскурсовод. - Сын обалдуй. Сейчас увлекся реконструкцией. А раньше увлекался винцом и травкой. Мать рада - пусть дитя тешится. Мосластый - его приятель. Все остальные - клерки ее компании. Вот и танцуют».
Мелодия гавота проста, как два пальца. Ударения в нужных моментах, так что и дурак сможет повернуться там, где положено. Подумал: «Вот попса восемнадцатого века. Моцарт этой публике был не нужен. Говорили - непонятно. На самом деле, душой шевельнуть лень было. У домашних животных свобода не в лесу, а в клетке. У людей то же самое: тепло, сытно, тихо, спокойно - вот счастье. А если и музычка, и девушки хорошо помытые, приятно пахнущие, в рюшах, панталонах и лентах - вообще кайф. Свобода - целесообразна. Недавно под ней понималась социальная осмысленность (я знаю, зачем живу, и это залог свободы). Но всегда таилось в человечестве страшное: свобода есть целесообразность биологическая. Вот этот гавот...».
Тут толстяк аризонский вновь смешно подпрыгнул, пострекотал ножками, воскликнул: «А теперь - полька!». Засвербел бодренький мотивчик, пары, выбрасывая вперед ноги, помчались по кругу. Матрона притопывала, кружилась… Разбирал смех. Киссинджер в «Мировом порядке» пишет, что конфликты обострились до степени, человечеству не подвластной. Разум, развращенный национализмом, осмыслить пришедшую к нам беду не в состоянии. Идет война. Супертотальная. А молодые люди уходят в ветхие танцы и маскарады. И где! В Крыму! Это, знаете ли, протест. Против кого? Против «Крым наш»? Есть деньги - прячут голову в песок на такую глубину! Нет денег - нисходят до пещерного уровня.
Экскурсовод, поднимаясь, сказал: «Полька - старая. Аппаратура - дорогая, очень хорошая. Суть всей техники - создание потребностей, которые есть глупость. А еще, помимо костюмов, они деньги дают за аренду помещения. У нас и свадьбы играют. Фуршеты после различных литературных посиделок».
По лестнице поднялась свежая, с влажными волосами, И.: «Наплавалась! Хорошо! Как музей? А это что такое?» Закончился менуэт, танцоры окружили столы - в ход пошли фужеры, вилки, ножи: «Еще шампанского, еще!» - задорно кричали девицы. Толстая дама с пером, обернувшись, ласково предложила нам, приблудившимся: «Присоединяйтесь. Выпьем за Александра Сергеевича!» И. приглашение поддержала сходу. Я состроил постную рожу: «Пойдем, неудобно». Поблагодарили, спустились в парк.
Tags: Крым. 2015. 56
Subscribe

  • Мелочь, но неприятно

    Садик для детей – дело хорошее, нужно только правильно выбрать место для его размещения. В Козловке, к сентябрю, новый садик будет, практически в…

  • Мелочь, но неприятно

    Побывал в Яльчиках. У людей возникли серьезные проблемы с оплатой вывоза мусора. Претензии жильцов обоснованны. Постараюсь решить их проблемы.

  • Мелочь, но неприятно

    Жилищно-коммунальному хозяйству Канаша грозят неприятности. Достаточно давно на территории города работает муниципально-унитарное предприятие ЖКХ. И…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments