i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Крым. 2015. 48

Море ярится все сильнее. Не припомню, чтобы оно являлось мне таким. Хаос потрясает. У перил набережной - двое. Молоды. Спокойны. Волны, с грохотом, легко достают бетонную стенку, а перила не синие - рыжие. Проржавели. Спокойно стоять не могу: перегибаюсь через ограждение, гляжу с ужасом на пену (ужасное выражение - кровь пенилась, вырываясь изо рта), подхожу, отбегаю, когда волна может накрыть с головой. А соседи спокойны. Вот поднимутся над штормом, полетят, словно ангелы. И. подходить боится. Кричит: «Отойди, промокнешь». Толстая волна достигает бетона. Хлещет двойным ударом, и со второго хлопка над площадкой разверзается белый взрыв. Отскочить не успеваю, окатывает пузырящейся пеной - мокрые штаны, майка, лысина. Молодые наблюдатели промокли до нитки.
Фыркаю, отряхиваюсь и снова - к парапету. Мощный хлопок, но уж тут успеваю отскочить, поскальзываюсь на мокром, припадаю на колени. Позволяю (непроизвольно) непечатное выражение. По лестнице поднимаюсь выше, на балкон, что навис над прибоем. На балконе - столики. Веранда - кафе. Туда уже и И. поднялась. Брызги долетают и сюда. И.: «Хватит, пойдем в парк». Я: «Постоим еще. У Коровина несколько пейзажей - море, Гурзуф, солнце, шторм. Праздная толпа на набережной. Женщины в длинных платьях, шляпках. Но на этой ли веранде они сидели - ели мороженое, пили вино? Прижмись. Я от тебя, как от батареи, обсохну!» И.: «Ну вот еще!» Однако прижимается, затихает.
Смотрим вдаль. Человек мал, в незначительности подвижен. Если мельтешить, то заметней будет. В итоге - хаос, любимая тема. Полоумные полотна Босха. Безумная «Герника» Пикассо. Представление о хаосе мутирует. Испанцы (из-за мрачного средневекового католицизма?) великолепно интерпретировали рукотворный хаос - войну. Веласкес - «Сдача Бреды». Куртуазные голландцы (проигравшие). Галантные испанцы (удачливые воины). Война, конечно, но есть порядок человечности.
У Гойи – уже иначе. Расстреливают испанских повстанцев солдаты наполеоновского родственничка, Богарне. Центральная фигура убиваемого - огромна, желта. Ночь. Скоро рассвет. Время нечистой силы. Французы - скоты, нелюди. Нет куртуазных победителей, галантных побежденных. Ярость. Нечеловеческая жестокость. Все же и у Гойи (даже в «Ужасах войны») мир сохраняет цельность. В этой стилистике Бондарчук снял сцены московского пожара в «Войне и мире». Расстреливают мирных жителей. Чуть не прикончили Пьера Безухова.
Но у Пикассо в «Гернике» хаос достигает абсолютного накала. Лошади, быки, собаки. Разорванные туши животных, людских тел. Стиль гризайл. Черно-белое. Более мрачное, чем ночь у Гойи. Фашисты и республиканцы - другое человечество. Не те, что триста лет назад, во время «Сдачи Бреды». Люди пошли дальше, к «управляемому хаосу». Кто-то решил, что контролирует «направленный взрыв». На наших глазах прах иллюзий: хаосом «руководить» нельзя. Он пожрет самого создателя. Антипрогресс. Не менее сильный, чем прогресс.
Время победы антипрогресса. Бог - это компьютер. Не нужно книг, газет, чувств. Нужна виртуальность. Осознаю это. Но, кто доказал, что есть сознание? Особая смазка, позволяющая человеку «скользить» в мироздании ради тщеславия. Если не «двигаться», то и разум не нужен. Человечий хаос - слаб, мал, неинтересен. Вот море – это да! Оно сумбурно грохочет, шипит, налетает. Так выразить природный беспорядок не смог ни один художник. Даже Айвазовский в «Девятом вале». Изображение штормового моря привлекает зрителей не меньше, чем обнаженная натура. Мы из хаоса никуда не делись. Логика, здравый смысл - иллюзии. Об этом - у Пикассо. В 37-ом на Всемирной выставке, в Париже, картина не вызвала интереса, засунули в уголок. Даже у Ле Корбюзье. Советские «Рабочий и колхозница». Фашистский орел - железный порядок, державный покой. Мухинский шедевр - неотвратимость радостного прогресса. У Пикассо – разрушенный покой, вопящий хаос. Возвращение к бурному морю до сотворения земли, в те времена, когда Хронос пожирал своих детей.
Tags: Крым
Subscribe

  • Между прочим

    Как я и говорил, жива деревня. Беседа с жителями продолжалась почти два часа.

  • Между прочим

    Село Моргауши. Сидим: я, районный глава и Евгений Петрович Углев, народу немного. Но зал-то администрации открыт, выступай, никаких препятствий.

  • Между прочим

    Хотелось бы поблагодарить журналистов, фотографов, телевизионщиков, откликнувшихся на наше совместное с Анатолием Геннадьевичем Аксаковым приглашение…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments