i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 40

Говорим долго. О Пушкине, о поэзии, об истине. «Культурный» разговор греет самолюбие: интеллигент, значит. Разговор может быть злым. Зло - то, что наперекор общепринятому. Талдычат - великий поэт. Ты - великий, несомненно. «Великих» не так уж и мало. Доходят до относительной известности единицы. Недалекие (и очень хитрые) люди вокруг избранного капризной судьбой «гения» кормятся, раздувают «величие», рассаживаются вокруг «костерка». Выгодно подчеркивать неповторимое в гении. «Гении» знают, что «копать» будут «под личности». Заранее выпячивают то, что и после смерти, на свалке ушедших времен, как блестящая стекляшка, привлечет внимание.
Лермонтов скорбно писал о застреленном на дурацкой дуэли Александре Сергеевиче. Ни о ком другом. Он ведал, что земля - в «голубом сияньи». А кровь у пушкинских палачей черная. Обычные глупости властей: отпевали в Конюшенной церкви, рядом с домом, чтобы нести было недалеко, и похоронная процессия не превратилась в демонстрацию. Люто боялись Бастилий и Майданов. Некоторые беспорядки нагнетали, лезли на баррикады. Декабристы, а тут и Пушкин. Вроде, их «друг», а вроде, госслужащий. Личность необузданная и мутная. Не лез же Жуковский под пули из-за баб. Пестель лез на рожон, да за идею (не вполне, впрочем, сформулированную). «Мутность» пушкинских настроений страшнее всего. Смерть заметной фигуры нужно объяснять (прежде всего, самому себе).
Николай - царь - прост. Поэтические выкрутасы чужды. Страна дикая, огромная. Видит - противоречия множатся, углубляются. Дворянство оторвано от крестьянства. Живчик Пушкин об этом повесть написал, «Дубровский» называется. Внутри правящего класса - черт знает что (в «Капитанской дочке» - страшный заячий тулупчик, Гринев – хозяин холопов. Но, видите ли, «честным» дворянином оказался; Пугачев легенду о вороне не Швабрину рассказывает а почему?.
«Станционный смотритель» - повествование незнакомое, темное. Пройдет лет двадцать, и попрут эти «смотрители» (только побойчее и пограмотнее) в «Современники», «Отечественные записки». Взять - и заморозить! Морозил. Конюшенная церковь - рядом, а в город стянули на похороны Александра Сергеевича шестьдесят тысяч войск и жандармерии - армия!
Русский знак «раскрученности» лицедеев-стихотворцев: умер от пьянки, на похороны собралась толпа - на праздник столько не соберешь, тысячи и тысячи ментов и солдат для поддержания порядка. Пушкин - начал. Толстой - продолжил. Высоцкий - закрепил. Царь с «силовиками» думал, как похороны провести, чтобы крови не было. Новые времена все-таки. Выиграли у всей Европы великую Наполеоновскую кампанию. Раньше народ на крестные ходы валил, архимандритам ручки целовал. Теперь собирается людей не меньше на похороны нищего дворянчика, сгинувшего во внутрисемейных разборках.
Впрочем, народ может и не прийти. Помощь семье Карамзина, который умер на десять лет раньше Пушкина, определили особым указом (две тысячи рублей серебром ежегодно). Пушкин - никаких указов. Устное заявление царя: Наташе и ее детям (не мужу покойному - ему долги огромные простили) - по несколько тысяч ежегодно, пока дети не вырастут. Дантеса - гнать из армии, к чертовой матери, назад во Францию, жрать луковый суп. Но, хотя Пушкин и умер, - расследовать и его участие в поединке по всей строгости.
Характерная деталь, что стало присуще пишущей, лицедействующей, танцующей, поющей братии, - связь с надзорными организациями. Тот же Жуковский Дубельта называл «дядюшкой». А какой он «дядюшка», если почти ровесники! Сам Пушкин обращался в III отделение к Дубельту. Место искал. Через Бенкендорфа денег у царя просил. Царь давал поэту: в 1834 году - 20 тысяч рублей, в 1835 году - 30 тысяч рублей. При этом давал молодому Гоголю советы: напиши ты, братец, пьесу на тему провинциального начальства. Ведь сволочь на сволочи сидит! Гоголь внял совету и написал «Ревизор». И тоже к царю, за помощью. На что в Италии жить? Царь Гоголю платил - по тысяче рублей серебром ежегодно. В архивах дело Пушкина №735, папка № 19.
Tags: Крым
Subscribe

  • Каприз

    Вот мимо женщина прошла, В ней не обида и не милость, Искала что-то – не нашла, Лишь шаг ускорила и скрылась. Мужчина встал, чего-то ждет, Следит…

  • Между прочим

    В цехах, как мне показалось, намеренно уничтожаемого куликовского предприятия.

  • Мелочь, но неприятно

    Васильева Татьяна Тимофеевна, руководитель ОО Молодежного центра инвалидов «Доброта и мир», крайне удивилась неприятному факту. Со стороны социальных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments