i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2015. 22

Со странным ощущением в головах выбрались из лечебницы под горячее солнце. Сразу - в тень кипарисов. И.: «Пойдем скорее. В бассейн опоздаем. Очень хочется попробовать». Я: «Слышишь звук прибоя? Яростный, призывный - мол, выйдите на берег, посмотрите на меня. А ты - бассейн, бассейн. Иди, а я море обижать не хочу!» И.: «Ну, и глупый. А я пойду». Ушла, прямо-таки побежала.
Как женщины падки на блестящее, веселое, завлекающее! Ну, сороки! Нижние ворота парка от лечебного корпуса - в ста метрах. Дальше - одетые розовым пухом - акации, мраморные плиты набережной, полоса пляжа. Здороваться с беспокойным морем не пошел. Поднялся чуть выше по реке и в зарослях лавра нашел тенистую площадку. Лавочки, густо заполненные туристами и отдыхающими, и стройная женщина, почти девушка, похожая на поэтессу Ахмадулину. Так же взволнованно, на искренней ноте - рассказ о Пушкине. С легкостью, неверными ногами взошел по лестнице на площадку, которая располагалась на железных сваях и была выдвинута над бурной речкой. Впрочем, голос у лекторши был непривычно звонкий. Перекрывалось бурление речки, звуки оркестра, детское чтение «Руслана и Людмилы», «Сказки о попе и работнике его Балде» и так далее.
Не понимал рассказа. Лишь тонкий звук голоса. Веласкес - постельничий при мадридском дворе короля Филиппа (жалованье меньше, чем у дворцового парикмахера). Испанцы - мастера ритуалов. Ввели корсеты (и обтягивающие лосины для мужиков). Вертюгаден - железный «скелет» для юбки из металлических прутьев. Русские терпеть не могут ритуалов, церемоний. Веласкес, придворный, написал великое полотно «Менины» (то есть фрейлины) - и разрушил ритуал. Пишет-то он портрет королевской семьи (король Филипп Y, королева). Однако - не по прямой перспективе. Сановная пара отражена в зеркале. На переднем плане - девочка, инфанта. И карлица. И художник. Но художник полностью не видим. Веласкес умудрился соединить в пучок несколько перспектив и этим перекрестком загоняет зрителя внутрь картины. Великий живописец обожал карликов. Картина получилась с подтекстом - пространство выпадает во время. Смешивается с ним. Изумительное полотно. Сервантес и Шекспир в те же времена жили.
Вот и у меня живое ощущение скрещивающихся пространств. Наползающие друг на друга пласты перетирают мой слабый мозг в ничто. Там - карлица. Здесь - звонкий голосок утонченной ценительницы поэзии. Доносятся обрывки: «20 мая 1799 года, дом Скворцова в Москве, а улица Немецкая… боярский род. Майор, Сергей… дядя Василий… легкомысленный образ жизни… не было серьезного образования у Саши, зато библиотека… о детстве мало… Пущин, приемное прослушивание… удивительно живой, кудрявый… лицей». Ничего не понимаю. В бассейне, видимо, хорошо. Надо прервать звон голоска. Глупо спрашиваю: «Как обедали? Что ели? Холодильников не было?..» Свиристелка, без остановки: «Уже женатый, Александр Сергеевич любил обедать у ресторатора Дюма. От него домой заказывал мясо и ботвинью. Были ресторации Талона, Кулона. Немец Клей. У Клея обедать Пушкину не нравилось. Но, случались и трактиры. Любил сладкое и пунши с шампанским. Обычно готовили стряпухи, крепостные бабы. Значит, каши, молочные продукты…»
Tags: Крым
Subscribe

  • Между прочим

    Село Моргауши. Сидим: я, районный глава и Евгений Петрович Углев, народу немного. Но зал-то администрации открыт, выступай, никаких препятствий.

  • Между прочим

    Хотелось бы поблагодарить журналистов, фотографов, телевизионщиков, откликнувшихся на наше совместное с Анатолием Геннадьевичем Аксаковым приглашение…

  • Между прочим

    Швейный цех на предприятии «Сетка 21».

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments