i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Кино не про то

После Павловска поехали к бывшей однокласснице Майе, в Колпино. У Майи двое прекрасных дочерей и квартира, купленная в кредит...

Рядом же, в Царском селе, живёт Коля. В своё время мы с Иркой жили в Царском, когда я учился в аспирантуре. И Коля был соседом. 

Сидим в Царском с Колей, в его "хрущёвке". У Коли был инфаркт. Он плохо передвигается. Немного выпивает. Позади много смертей близких. Нищета. В квартире всё ободрано. 

В Нижнем, Екатерининском парке, наконец открыли после реставрации маленький Эрмитаж Растрелли, а в верхнем, Александровском, высится жёлтой глыбой дворец Александровский - последнее пристанище в Питере Николая II и семьи. В Александровском всё ещё стоят дворцы, разбитые фашистской артиллерией, а между деревьев змеятся остатки военных траншей. И в Павловске, и в Царском Селе погибли тысячи людей.

У немцев - всё чуть-чуть. Совсем немного - и взяли бы Москву. Уже стояли в Пушкине (двадцать минут на электричке до Ленинграда) - и Ленинград не взяли. Группа армий Север была самой профессиональной, держались до 9 мая 45-го года, до капитуляции. а мы держали три года Ораниенбаумский пятачок. Ленни Риффеншталь. Триумф воли. Лает Адольф. Тёплый Нюрнберг. И - финские болота, питерские сырые морозы. Конечно, военный интерес. Конечно, идеология - коричневая и красная. Классовые предпочтения.  Но - и там, и там, в армиях - рабочие и крестьяне. Мочат друг друга беспощадно, слепо, страшно. Ни те, ни другие так и не сдались. Великая тайна любой войны. Страшная мужская загадка. Парадокс в отношении любви-ненависти русских и прусских. Финны со шведами в эти таинственные разборки не полезли. Маннергейм отказался блокировать Петроград и брать город с северо-запада. Для Маннергейма Питер был всё-таки родным городом.

Коля, видно, уже не жилец. Очень старый, но в душе горит яростный огонь.

Обо всём этом думал, бредя в тёмных аллеях Александровского парка. Снег почти растаял. На мосту топорщились китайские дракончики. Вдруг из глубин, от самого сердца тёмными волнами побежали миллиарды жутких и сладких мурашек. Стало конкретно чувствоваться, а не осознаваться - пришло время непонятных тайн, которые не разрешила последняя, жуткая война. Грубо, как боевой конь, вздыбился, заржал, захрапел горячий мутный национализм. Ильич "О  национальной гордости великороссов". Сталин "Марксизм и национальный вопрос". Энгельс "Положение рабочего класса в Англии". Слез с электрички на Витебском. В кинотеатре, на Сенной уже ждал брат. По традиции ходим с ним в кино. В этот раз смотрели "Фантом". "Двадцатый век фокс" - и Бекмембетов. Да ещё и Гоша Куценко. Если Куценко добрался до Голливуда, то Голливуду не долго осталось. Разложение американской киноиндустрии уже началось, если судить по той чудовищной дряни, что нам показали на Сенной.

Нить истории - изломленная, но стальная. Великая тайна последней великой войны - восстановление страны - папа армянин, мама русская - восстановление страны и Питера - печальные истории друзей - да и дворцы до сих пор полностью не восстановили - страшная жажда национализма - я, размышляющий с тем, кто подхватит этот обоюдоострый меч. Неужели Боровой с Новодворской.
Tags: Ленинград
Subscribe

  • О пользе знания

    Студенту злые педагоги Вчиняют форменный допрос, Задачи ставят, он, убогий, До них мозгами не дорос. Природа-матерь беспощадно Вопросом давит на…

  • Хирург

    Валялась девушка в канаве, Мальчишка рухнул на траву. Что делать ей в глубокой яме? Кто прокатился по нему? Мужик, споткнувшись, занедужил, Вопит…

  • Демон

    Длинноперое чудо на скалах, Острокрылый недобрый мужик, Под когтистою лапой трехпалой Божий свет безнадежно поник. Шевельнется – и небо покорно Стяг…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments