i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. Май. 2015. 1

Белые облака и солнце. Не выспался. Автоматически сую в рюкзачок помидорку, вареное яйцо, соль, хлеб. Всовываю в боковой карман билеты, паспорт, удостоверение. Особой радости от предстоящего общения с родным городом нет. Еще зимой все распланировано: Генеральный штаб (новые помещения Эрмитажа), Приоратский дворец, Шлиссельбург. Ох, уж эта крепость, до которой не могу добраться не первый год. И вездесущая зараза - камера. Все придется снимать. Большой труд. Чирк-чирк объективом, туда-сюда. Проходит час, а ты уже выдохся. Мозг анализирует: это нужно снять, а вот этого - не нужно.
Сую соль в рюкзак, думаю, как снимать Шлиссельбург. Работа индивидуального освоения началась. Почему нельзя позволить себе болтаться по берегу Ладожского озера, высматривая причудливые нагромождения облаков? На мозг давит И. Сама не захотела ехать и сама же теперь ворчит. Мол, бездельник. Объяснять, что еду на главную работу, - бессмысленно. Река сознания кружит меж серых камней быта. Откуда она берет начало? Вероятно, ручеек самосознания бежит от самого большого камня жизни - от первой неправды. Изначальная ложь присуща всему нашему существованию, ибо стремится оно к смерти. А зло - лукаво. И смерть - лжива, порочна. Ничего нет порочней разложения. Вот я все фиксирую на камеру. В моих телезаписях - музеи, дворцы, замки. У большинства - пресловутые «селфи». Копят в памяти, для памяти. Про запас. Известно, чем больше помнишь, тем ближе кончина.
По телику рассуждают на тему: «Дети и наркотики». Некто лысый убеждает: электронные игры - наркотик. И. чувствует себя неважно. У нее болит голова, и провожать меня она не выходит. Беру такси. У паровоза ждет брат О. Привез портрет племянницы, который другой брат, М., подарил среднему на день рождения подростка. Портрет требуют на выставку, и М. просит брата переслать работу.
Полотно большое. Засовываем его на третью полку. Соседи - молодой парнишка и две девчонки. Парень тут же заказывает себе два стакана чаю с лимоном. Раскладывает на столике не решенный японский сканворд. Что-то отмечает в журнальчике крестиками. Разложился широко, как князь, неспешно пьет чай. А куда положить мои странички, которые намерен прочесть в дороге? Деликатно отодвигаю хозяйство пацана на полстола. Парнишка отрывается от чая, зло смотрит на меня. Захлопывает журнальчик. Резко подтягивается и взлетает на верхнюю полку. Там тычет пальцами в электронную дощечку, настраивает игрушку на трансляцию футбольного матча.
Возбужденно лопочет Губерниев. Ревут трибуны. Девушки раскладывают на освободившейся половинке сухарики, какую-то капустку. Стаканы с недопитым чаем сдвигают к окну. Одна неожиданно вскрикивает: «О-па! Смотри-ка, розетка!» Начинают заряжать свои широкие, как лапти, сотовые. Лепечут, будто стрекочут. Одна: «Книжка классная! 10 идей: как использовать иррациональность клиента для роста прибыли фирмы». Другая: «А я читала. Уже использую в работе».
Угрюмо макаю помидор в соль. Читаю письма Толоконниковой о безобразиях в Мордовской женской колонии. Как не быть тюрьмам в Мордовии, если сначала - Шлиссельбург, а потом и Кресты в любимом городе! Когда стемнело, и в вагоне замученные дети начали плакать, расстилаю постель, накрываю голову подушкой. Засыпаю.
Tags: Питер
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    Художественная выставка «На Волжских берегах» в городе Новочебоксарске.

  • Мелочь, но приятно

    Депутатские фракции «Справедливой России» (Новочебоксарская и Госсоветовская) за работой.

  • Мелочь, но неприятно

    Было бы смешно, если бы не было так грустно. Не по-христиански как-то получается.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments