i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Кого в крепость будем сажать?

2-го января нас ждал Александрийский театр. Ирка осталась болтать с Седовым. Я же вырвался на свежий воздух из сладкого благовония. Фокин обещал "Укрощение строптивой" Шекспира. Странный тип этот Валерий. Хочет быть хитрее всех. Модно стало играться в классику. "Ревизоры" там и бесконечный Островский. Фокин приехал в Питер (От Розовского и Захарова из Москвы сбежал). Питерский театр имени Пушкина - роскошный по архитектуре, но, как считал Фокин, несколько "заскорузлый". Стал ставить классику. И не просто с "подковыркой", а с творческими интерпретациями и обработками. Назвал он это высшим искусством. Театр ему отремонтировали. При входе - два огромных фотографических групповых портрета. Один снимок чёрно-белый, начала XX века. Второй - начала XXI века. Тут уже сам Фокин в окружении современных артистов. В театральной лавке книги про Фокина и самого мэтра. Понял - человек страдает комплексом величия в особо острой форме.

Конечно же, Шекспира в фокинском театре ставил некий прибалт - Оскарас Коршуновас. Композитор (переделал музыку эпохи Возрождения) Гинтарас Содейка. Плачем по русским. Возмущаемся национализмом прибалтов. Да эти прибалты давно уже пашут гастарбайтерами на всяких Фокиных. Оголодал Раймонд Паулс, бывший приморский министр - и в Питер, с концертами.

Эстонские-литовские гастарбайтеры и в Москве по театрам пашут. Другое дело, что за продукт выдают. А вдруг - диверсия? Метят по мелкому. Это и предстояло выяснить вечером.

Днём с женой проскочили в Петрапаловку. Было сказочно. Небо очистилось от туч. Пять градусов тепла. Ни ветерка, Андреевский флаг мёртво обвис на сигнальной башне, а вышина над головами окрасилась в нежный розовый цвет. Небесную даль, в розовое, пронзила спокойно, безболезненно, тонкая золотая игла собора. Через яркое золото иглы собор, суровая площадь, крепостные стены наполнились драгоценным покоем.

В Ботном домике стояла лодочка Петра. А в Соборе горели электрические свечи. В Русском музее - маска с живого Петра. Здесь - его тяжкая надгробная плита. На плите - монетки с медальонами. Но сначала долго стояли возле могилы Павла и его матери, Екатерины. У Николая I и Александра I. Никаких дурацких легенд про Александра, превратившегося в старца. Павел - вражда с матерью. Убогий Пётр III. Бабе проиграл. Проиграл в солдатики. Николай I - николаевская двухколейная железная дорога между столицами. А уж потом - Пётр. Александр II и его жена - надгробия из полудрагоценных камней. Красиво до невозможности. А как же - царь-освободитель!

Фальшивые останки Николая II с детьми и доктором Боткиным. Александра Фёдоровна. Ещё бы и Распутина приволок Боря Немцов - главный распорядитель похорон. На улице - мерзкая скульптура Шемякина. Конечно, правдивая, но правдивая до мерзости, до отвращения. Трижды, пока гуляли в крепости, били куранты и малиновый звон сладостно уплывал в невероятно прекрасное небо.

23 октября 1917 года, днём по площади перед Собором, на гарнизонном митинге лучшую свою в жизни речь произнёс Лев Давыдович Бронштейн. После этого выступления гарнизон Петрапавловки развернул пушки на Зимний и перешёл на сторону большевиков. Сам Лев Давыдович ещё недавно сидел тут же, в крепости. Там же сидели и Чернов, и Нечаев, и Николай Гаврилович Чернышевский. Дворик Алексеевского равелина хорош - в центре маленькое одноэтажное здание - то ли баня, то ли кухня. Высокие чёрные деревья и булыжные дорожки между зелёными газончиками. Здесь политические гуляли, чтобы не сойти с ума.

Алексей, сын Петра, был самым именитым узником. Оттого и тюрьма - Алексеевская. Через узкую булыжную дорогу от равелина - опутанный со всех сторон сигнальными проводами и решётками российский монетный двор. Ирку это удивило больше всего - все металлические деньги страны чеканятся в Петропавловке.

Смотрели выставку микроминиатюр Анатолия Коненко (книга рекордов Гиннеса). Ходили в помещение, где выставлены были орудия пыток, в паноптикум, смотрели на восковые фигуры. А вот смотреть на макеты движущихся динозавров не захотели. Всё же - Алексеевский равелин рядом, да и пятерых декабристов (с первого раза неудачно) здесь убивали.

Вышли под стены крепости, к Неве. Река огромна в своём устре, темна и, кажется, неподвижна. Приглядишься - несётся всей своей громадой в Финский залив.

Шекспир в современной обработке прибалтов оказался ужасной халтурой - халтурой столь тщательно поставленной, что казалось - точно, диверсия. Много мусора, ненужного хлама. Всё - сон лорда. Сам лорд - не лорд, а современный пьянчуга, упившийся до белой горячки. Всё, что было на сцене, ему приснилось. Из приснившихся особо раздражали Петруччо и его невеста. Как ни изгалялась Катарина, а Петруччо её всё же сломал. Баптиста - так и просто дурак. 
Tags: Ленинград
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    Встреча с коллективом обувной фабрики «Влад».

  • Мелочь, но приятно

    С Главой Цивильского района Сергеем Беккером на дне Цивильского землячества, состоявшегося в Театре оперы и балета.

  • Мелочь, но приятно

    Участвовал в открытии Чемпионата Европы по футболу тотально слепых спортсменов. «Звучащие» мячи для слепых игроков в России не производятся, а…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments