i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 183)

Юра С. Юра и его брат получали через школу социальную помощь. В младших классах Седик носил пальто и куртки, которые ему выдавала школа. Ему также выдавались талончики на бесплатное питание. Талоны на питание выдавали всем младшим классам. Но за них платили (пусть сущие копейки) наши родители. Седику талоны давали просто так. Семья С. считалась неполной и малообеспеченной. Государство помогало.
Социальная помощь Юрке хитрым образом оказывалась в сфере смерти. Когда Юра получал эти талончики на неделю, то в моей душе открывалась какая-то трещина, и трещина была бездонная, темная. Оттуда веяло холодом, и единственная мысль, которую беспомощно рождала моя голова, означала: «Почему? Зачем все так плохо, и Седик, посреди жизни, посреди книг и игр, каждую неделю берет эти талоны? Это нехорошо. Так не должно быть». В школе были еще ребята, получавшие бесплатные талоны и одежду, но до них мне не было дела. Мне было дело только до Юры, и именно события, связанные с Юрой, рождали холодный, подземный ветерок.
Я уговаривал себя, что за Седика нужно радоваться – от него не отнимают талоны. Ему их, наоборот, дают. Но гармоничное единство радостного мира нарушалось, и по закоулкам души полз ледяной ветерок. Рождалась жалость. Она приходила тогда, когда внутри вскрывались трещины подземелья. Всю жизнь мне было жалко Седика. Я скрывал это, но мне всегда хотелось дать ему пирожок, конфету, интересную книжку. У меня появлялся новый свитер – и я давал поносить его Юре. Или новая куртка. Впрочем, так же поступал и С., когда у него появлялись новые вещи. Он тоже меня за что-то жалел.
Классе в третьем-четвертом находились мы с пионерским патрулем по неблагополучным школьникам. Человек пропускает школу. Или в школу он (она) ходит, но ничего не делает. Просто не учится – и все. Вместе с учительницей идем на дом к отстающему. Видел нищету, и грязь, и пьянку. Выползали какие-то бабки из-под лохмотьев. Наши подшефные обнаруживались при свете тусклых лампочек на сундуках. Там они, на серых простынях, спали. Там же пытались делать домашние задания.
Пьяные отцы, отчимы, сожители таких же пьяных мамаш. Отцы-отчимы-сожители впадали то в умиление, то в ярость, гнали нас прочь. Раза два было, что ни отец, ни мать вообще ничего не могли сказать – только мычали.
Пьянство и нищета – это не отсутствие вещей, это их обилие. Какие-то обломки, осколки, грязные тряпки. По углам – залежи особые, многомесячные и даже многолетние.
Думалось: «Как можно так жить? Что мешает жить по-нормальному, хотя бы чисто? Мои родители ругаются, но живут опрятно и, в общем, интересно. Неужели нельзя так жить?» После мертвой девочки ужас и удивление особо не беспокоили. Люди живут, как скоты, хуже скотов, потому что есть смерть. Жизнь несовершенна. Грязь и дикость будут увеличиваться. Лик неблагополучия – много грязи, пьяные, бессмысленные люди. Удивляться не стоит. Записали, поговорили, «взяли на буксир». С немытыми детьми занимались дополнительно Иванчик, Л., аккуратная У. Занимался и я. Делал это бесстрастно, безразлично. По большому счету, занятия эти бесполезны. Та сила, что оскотинила людей, - великая сила. Только она может так измять, искорежить людей. Наши подопечные так и оставались на всю жизнь подопечными. В юности всплеск – пацаны хорохорились, сбивались в стаи, дрались и резали друг друга. Девчонки надевали какую-то нелепую одежду (якобы модную). Тусовались по танцулькам. На этом все заканчивалось. Дальше – мрак, распад.
Смерть играет среди людей, уродует их. При помощи тусклого сияния воли выдерживал этот бессмысленный марафон «внеклассной работы». Так мы и ходили по избам и квартирам, по коммуналкам и засыпушкам.
В тот морозный день рождения, с лимонадом, от подъезда к подъезду, добрался до дома с трудом. Спасли горячие батареи. Чуть помогло тусклое солнце воли. Показалось на мгновение. Как добрел до квартиры Иванчик, мне до сих пор неведомо.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments