i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2014-2015. 64

Дома среди деревьев. Деревья старые, высокие, стройные. В войну много было вырублено, но парки на Елагином, Крестовском островах уцелели. Широкие дорожки и богатые виллы. А начинал Росси с прекрасного дворца, что до сих пор украшает уникальные парки. Был Рим, были и пригородные виллы латинской знати. Тот же принцип - на островах. Одно за другим тянутся строения, комфортные для частной, семейной жизни. Глядя на эти дачи, размышляешь о поползновениях людей награбить денег, залезть повыше, разбивая в дребезги черепа конкурентов. В итоге: тишина, таинственные деревья, роскошь внутренних интерьеров и шелковые халаты с кальянами. У ворот - лакированная бричка, запряженная парой сытых лошадей. У брички - каучуковые шипы на колесах, рессоры. Прошло сто пятьдесят лет. Роскошные строения - те же. У железных ворот с системами видеонаблюдения – многозначительные черные «Мерсы».
Выходим в ту часть Крестовского острова, где понатыканы новоделы. Стилизованы под позапрошлый век. На многих домах растянуты холсты: «Продажа». Или: «Sale». Некоторые сооружения не завершены. Перекладываю во внутренний карман куртки фотоаппарат. На морозе держать верного друга нельзя: батарейки разряжаются. Прохожу через пролом в заборе (калитка наглухо закрыта) на стройплощадку. Подобное видел в Коктебеле. Размахнулись - а денег не хватило.
Стальная дверь заперта. С той стороны, что не видна с улицы, половинка пластикового окна приоткрыта. Зову брата. Говорю: «Никогда не был в апартаментах. Посмотрим!» Помогая друг другу, пробираемся в дом. Внутри - тепло. Отопление. Входим в большой зал. В окно светит луна, и сквозняк бьется в стекла, прорываясь наружу. На второй этаж ведет широкая полукруглая лестница. Перила художественные, литые - листья винограда причудливо переплетены мастерами в изощренных сочетаниях. На этаже - холл: «Здесь бы бильярд поставить», - говорю брату. В разные концы - коридоры. Двери больших комнат. С окнами до пола. В двух - выходы на балкон. Полы пока ничем не покрыты. Бетон. М.: «Видно, положат паркет». Я: «Дубовый». На втором этаже насчитали три туалета, две ванные. Самих комнат восемь. На первом этаже вместе с залом три помещения, а в цокольном этаже огромная кухня. Дворец Эрмитаж в Петродворце, на фонтанах, сущая безделица по сравнению с этим домом. Три туалета и на первом этаже. Что они, беспрерывно испражняются? Размышляя, кто бы мог быть столь производительным, в смысле отходов человеческой жизнедеятельности, вылезаем наружу.
Пьянство проникло всюду. Питер - город пьяных. Наверняка, есть на стройке охрана. И ей платят. Поскольку праздники, и в лесу никого нет, то, вероятно, пошли за водкой. Постоим, посмотрим, когда вернутся. Встали на дорожке, ждем. Минут через десять идут. В камуфляже. Разговор: «Сказал же, нужно было брать «Путинку». А ты: «Журавли», «Журавли». Какая, хер, разница. Водка и есть водка. Вся - дерьмо, если меньше двухсот за поллитра».
Выходим к огороженному «выводку» строений. Там домики желтоватые, похуже, чем тот, что только что посетили. У ворот надпись: «Управление делами Администрации Президента Российской Федерации». Из ворот часто выезжают иномарки представительского класса.
«Городок Конституционного Суда. Здесь живут судьи с Зорькиным, - говорит М. - Эти судьи бедных защищать не станут. Будут болтать о верховенстве закона. Закон же - набор слов. За словом - своя мифология. Слово и слепленный на его основе закон - не Господь Бог. Это - ничто, как выясняется. Речь о количестве власти. И что такое закон для обладателя власти? В Штатах - закон, кричат. Ложь. Видимость приоритета права обеспечивается грабежами и беззаконием, дикой жестокостью в странах-вассалах. Нам тоже пора кормить закон и его «слуг» за счет аборигенов. А пока, как сказочные Иваны, взлетевшие на орле - кормим птичку, отрезая собственное мясо. В сказке орел срыгнул съеденное, опять приросло. Срыгнет ли нам птичка-история - неизвестно. Пока вот забор поставили. Гляди, какая здоровая охрана. С пистолетами, в черном. Эти из-за водки пост не оставят».
После Конституционного городка пошли территории строительных работ. Укрепляют гранитную набережную. Все обставлено сетчатыми заборами. Между - деревянные мостки. Миновали - и вот знаменитый тренировочный комплекс байдарочников, который так любит Альберт Имендаев. Водная дорожка - длинная, широкая. Сейчас скована льдом. По берегам многоярусные места для зрителей. Все засыпано снегом.
Tags: Питер
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    В Чебоксарах, которые набирают все больше авторитета в качестве шахматного центра России, открылся Всероссийский шахматный турнир. Анатолий…

  • Мелочь, но неприятно

    Садик для детей – дело хорошее, нужно только правильно выбрать место для его размещения. В Козловке, к сентябрю, новый садик будет, практически в…

  • Мелочь, но неприятно

    Побывал в Яльчиках. У людей возникли серьезные проблемы с оплатой вывоза мусора. Претензии жильцов обоснованны. Постараюсь решить их проблемы.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments