i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2014-2015. 59

Наутро снова мороз и солнце. Идем с М. на Большую Морскую. Книжечка, в которой делаю заметки, совсем истрепалась. Пишешь, а она гнется на ладони, листочки осыпаются. Разлохматилась. Не тетрадочка, а непричесанный хомячок. Книжечки вырезаю из школьных тетрадок. Отсюда - ненадежность. Возле кафешки, на улице Декабристов, вижу раздербаненные коробки из-под апельсинов. Вырываю кусочки картона, чтобы подложить под умирающие, захватанные странички. Шариковой ручкой по серым клочкам писать трудно: шарик скользит, чернила из стерженька не желают ложиться на бумагу. Чиркаешь с силой, с яростью - а буковка не идет. Вдруг чернила выстреливают. Линия получается жирная, неаккуратная. Неожиданно прерывается. Шпион выкрадет каракули, захочет расшифровать - ничего не получится. Сам читаю с усилием, надев очки. Шевелю губами, пытаюсь шепотом изъять из острых чернильных обломков что-либо вразумительное.
В первом классе - чистописание. Канон. И ведь неплохо получалось. Наивный малыш думает, что учитель задал ему образец. Старается, подражает. Верит в абсолютную истинность. Приятно строить жизнь на незыблемых правилах. Попытка такого существования - в армии. Все хорошо, но армейская «правильная» жизнь - подготовка к отсутствию всего - и правил тоже - к смерти. В пятьдесят пять лет от канонического письма остаются нервные каракули на грязных клочках.
Что люди сделали с каноническими текстами, как только не издеваются над ними! Режиссер Кончаловский говорит: морали нет, жизнь случайна, в жизни желательно успеть нагрешить по полной. А ведь судьба канона была предсказана еще в Аргосе, когда Поликлет изваял своего «Дорифора». В 457 году до н.э. некий Совет признал копьеносца, выигравшего Олимпиаду, за идеал мужской красоты. Олимпийское спокойствие. «В здоровом теле здоровый дух». Однако поликлетова статуя не изображает человека морально превосходного. Это человек совершенный, без всяких ограничений, в том числе и моральных. Плиний Старший писал о Дорифоре: это вся теория искусства, выраженная в концентрированном виде, в виде произведения.
Как бы ни был красив Давид Микеланджело, а Дорифору уступает и он. Все дело в знаменитом «хиазме». В произведении не идеальном, но каноническом, не отсутствуют противоположности. Они есть. Но сильнее присутствие их равновесия. Дорифор вроде бы и стоит на месте, а левая нога вот-вот придет в движение. Поворот головы. Правая рука здоровее левой. А если посмотреть на ноги, напротив, преобладает левая. Дорифор не соразмерен, но велик. Неуловимый «хиазм» можно назвать «квантом» неясности.
Что-то будет предпринято? Вроде - да. А вроде и нет. Дальше - интерпретации. Мол, красота и наслаждение не могут существовать без пропорций. Пропорции - в числах. Договорились до того, что всюду - числа. Числа - главный образ в душе творца, а в вещах число есть путь, ведущий к мудрости. То есть мир создан по числовому образу. Бог - с циркулем. Гений в «Меланхолии» у Дюрера тоже с циркулем. И - противоположное - никаких чисел. Все неопределенно. Вон, какие каракули у меня получаются из букв - жуть!
Канон долго держался в живописи. Но «хиазм», «квант» неопределенности, словно червь, грызет и взрывает все устоявшееся, прочное. Фашисты хотели почистить человечество до идеального корня канонического Дорифора. Тоже циркуль. Мерили носы и черепа.
Идем с братом на художника Девятова в Выставочный зал Ленинградского Союза художников. Знаменитая работа мастера: осенняя непогода, гранитная Невская набережная. Идет Ленин. Ветер раздувает полы пальто, а за пеленой дождя угадывается шпиль Петропавловского собора. Репродукция картины помещена в настенном календаре за восьмидесятые годы. Календарь висел у нас дома, а потом, когда кончился его срок, отец, тогда еще живой, повесил его в дачном домике. Всегда перед глазами: попадал в мои мыслимые предпочтения. Очень близко к канону. Бархатовы, Фокины, Могучие, Львы Додины измываются над общепринятым, проверенным. Додин с Юровским и Боровским Германа в «Пиковой даме» Чайковского помещают в психушку, а влюблен он в старую графиню, а не в Лизу. Больные люди. А все же хочется увидеть, что приготовили независимые художники Питера к отчетной выставке за год. Обычно - издевательство над каноном. В этом году, может, хоть старика Девятова постесняются?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments