i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2014-2015. 55

Питер и Москва по накалу поганой жадности превосходят провинцию. Дикость населения российских столиц потрясают. Глаза выпучены, раззявленные рты, не лица, а хари, визг - тащат все, что могут. Ничем не отличаются от западноевропейского или американского быдла, несущегося по магазинам в дни рождественских распродаж. В новостях стада человеко-обезьян дают без звука. А если попробовать дать эти кряхтения, сопения, захлебывающиеся вопли и алчный хруст?
Индикатор безумия - молодые девчата. В Москве, на центральных улицах - кафешки. Сидят девушки. Пьют. Едят. Но лица - это что-то! Высокомерие поднебесное. Ничего вокруг не видят. Ручки в кольцах. Вилочкой ковыряются в том, что называется едой. И - в ноутбук. Или - накрашенные глазки в айпад-айфон. Губки от жирной помады смыкаются-размыкаются, вяло шевелятся в процессе телефонного бесконечного разговора. Ножка на ножку. Все обтянуто на ляжечках, и одной ножкой осуществляются покачивания. Бесконечные вялые междометия, что считаются болтовней с мамашей или приятельницей: «Алле… Да… Нет… Не знаю… Ой, да что ты. Ну, передавай… Нет, не надо».
Модно пустить в трубочку матерка. Словцо - неэнергично. Обозначает, допустим, нечто нулевое. Словцо должно играть, топорщиться - мат русский все же! В устах девушки оно, нулевое, валяется в мобиле, как сдохшая, раздувшаяся улитка и воняет. Мат - средство сильное. Но скоропортящееся. Преступление, в таких речевых оборотах, не проявлять творчества, «тянуть кота за хвост», отрезая от него по кусочку. Итоги упадка в том, как общаются между собой девицы.
Отними у человека слово - и не человек он. Оттого и бьются за слово. Хотят убить народ - умерщвляют язык. Вот и умертвили почти. Слово - душа. Есть душа - есть сила. Дьявол просачивается сквозь предложения. Раньше – памятливые бабки-сказительницы. Глухие деревни - а там - Марья Криволапова да Марфа Крюкова. Пошустрее Гомера были сказительницы. Конечно, Белов - «Привычное дело», Распутин - «Последний срок», Астафьев - «Последний поклон». Деревенской говорней не брезгали. А Шергин? А Личутин? В итоге: прочнее то, что последнее. Катастрофа. Ивана Африкановича представить не с топориком в руках, а с ноутбуком - дикость. Был Бунин - словесный мастер гибнущего дворянства. За Буниным - Казаков, Георгий Семенов, несомненно, волшебники Паустовский и Пришвин. Нагибин - нет. И не Крупин - слабая тень Белова. Слабоват Шукшин. Советская власть сделала выбор в пользу дворянского, крепкого, грамотного языка. Монстры: Леонов, Иванов, Абрамов, Чаковский, Залыгин, Алексеев. Книги добротные, зря говорят, что скучные.
Партийная элита отодвигала деревенский язык, говоры в область краеведения, этнографии. Шла за Буниным, который крестьянство презирал. Крестьянин, по Бунину, не есть крепкий строительный материал для государства.
Платонов не писатель деревенского склада. В платоновском языке догорела свеча русской революции. Платонов - метафоричен, отрывочен, нервен. Душа его лихорадочно, взахлеб потребляет огненную жидкость русской революции. Опьянились речью и, тут же, похмелье от нее. Как у художника Филонова. И вот нет ничего. Одно словесное фиглярство: Сорокин, Быков, Пелевин и некто Гришковец.
В Ленинграде девушки не так густо намазаны, не так ленивы, как в столице. В мате их еще чувствуется энергия, а сплевывают слюну, покурив не хуже пацанов. Но, дуры точно такие же, как и в Москве.
Фойе кинотеатра «Художественный». Сидим с М. Ждем допуска в зал. У молодежи - попкорн и кока-кола. Ридли Скотт один из первых бойцов, кто ворвался в окопы русской обороны. Он и до сих пор рубит, кромсает в клочья остатки нашего языка и трезвого взгляда на жизнь. Будучи евреем, вколачивает классно, за огромные деньги, ветхозаветные образы и идеи. Гимн Моисею. Увидел Кристиана Бейла, чуть с кресла не рухнул - вылитый Юра Иванов в молодости. Один в один. Может, и правы энтузиасты исторических исканий, утверждающие, что чуваши - от шумеров.
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments