i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2014-2015. 47

Долго спал. Очнулся из-за окрика. Это С. открывал шкаф, со скрипом выталкивал целлофановый мешок. В нем - скрученные ремни. Большие (тесть С. - дядя Валя - мужчина был представительный), настоящей кожи. Достал один: «На! Подарок!» С. знает, что из-за прижимистости покупаю китайские ремешки. Цена им - 100 рублей за пучок. Ремни покойного тестя, по нынешним временам, никак не меньше тысячи. Своей одежды у меня нет. Либо найдено (как кожаная шапка), либо забыто (как куртка «ADIDAS»). Много вещичек досталось от покойников. Рубаха - от денисовского отца. Он умер лет десять назад. Рубашки отличные, французские. Ботиночки от сгинувших, кем-то прибитых, парней. Люди забывают перчатки. И, если меня будут помнить после смерти, то как охотника на забытые варежки. Находки разные - кожаные, нитяные. Особенно ценю шерстяные перчатки. За последние три года - две пары найдены в самых неожиданных местах (не скажу, где). Вот и С. вручает мне ремень (в прошлом году отдал зеленый клубный пиджак и шотландское пальто тонкого сукна). И пиджак, и пальто великоваты, но я ушил. Не ношу, но вещи висят про запас. Жить осталось недолго, и вещь из Великобритании достанется бомжу. Человек, начитавшийся книжек, - бомж. Мается одиночеством.
Прудон писал, что в отношении праздников не существует равенства. Богатые да образованные слабо реагируют на коллективное веселье. У них - каждый день выходной. Не спишь, мысль течет в голове - уже праздник. С.: «Игорь, жена, сын со своей девушкой приедет. Останься». Я: «Ты, С., хорошо устроился - между двумя Г.» С.: «Привычнее с родными именами. Хотя правило о слёжке - не для меня». Я: «Что за правило?» С.: «В молодости у них не ладилось, но с годами слежались. Мы с женой так и не слежались. А жена по тебе соскучилась: Моляков в Питер приезжает и не заходит». Обещаю, что останусь.
Звонок. Приехали. У взрослого сына С. - один развод, одна дочь, одна подружка. С этой подружкой - красивой, натуральной блондинкой - он и приехал. Гремит посуда. Хозяйственная Г. привезла супругу пироги, холодец, салаты. С охотой целую полненькую жену друга. Говорю: «Ты, Г., не стареешь. Все так же симпатична». Она: «Не льсти, Моляков. Сколько с весом ни борюсь - ничего не помогает. Работа до белого каления доводит. Не люди, а сволочи стали. С.! Наливай, что ли, своей элитной. А то - будто не праздник».
Г. трудилась раньше в паспортном столе. Сегодня - в пенсионном фонде. После рюмки - рассказ об окончательно очумелых стариках: «Приходят, палками стучат. Требуют отчета по накопительной части. Вынь да положь - сколько накопилось. Не понимают, что обманули их, как лохов. Ничего не накопили. Все съела инфляция да хитрые инвестиционные фонды. Накопят бумажки - но ведь есть-то будут не деньги, а хлеб, молоко, мясо. По мне - все это накроется медным тазом». Я: «Маразм крепчает. Но может и накрыться. Война начнется, предприятия нужны. А они в частной собственности у иностранцев. Как забрать? Военная техника - деньги. А они украдены. Где инженеры? Без них танк не сделаешь. Про импортозамещение - только слова». Г.: «Так что - Путин виноват?» Я: «Все виноваты. Война против нас уже идет. Ставку Набиуллина до 17 процентов довела. То же и на Украине в две тысячи десятом сделали. Кончилось Майданом. Сознательно народ вгоняют в глупость, алчность и нищету. Вот она, война. Только новыми методами. Одно спасает - Европа за Америку воевать не желает. Не то нам бы давно кранты».
У С. – сильные звуковые колонки. Мощные раскаты рока заглушили нашу беседу. Захотелось плясать. Танцевал с Г. дико, в охотку. Брайан Адамс. Альбом девяносто первого года «Walking up the Neighbours». Песня: «There Will never Be Another Tonight».
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments