i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Categories:

Заметки на ходу (часть 177)

Год за годом смотрю на мой класс и мою школу. Большинство не готово жертвовать личным временем ради других. Большинство работает на себя. В России огромное количество людей (в основном мужчины), которым не хочется ничего делать даже ради себя. Они хотели бы умереть, но умирать желают долго, приятно и, по возможности, чисто.
А тогда мне думалось: «Как же так! Есть Тимур, есть Васек Трубачев, есть Олег Кошевой. Как можно вести себя трусливо, вяло, бездарно, когда есть такие герои и ведут они себя правильно. Лучше ничего не придумаешь. Если бы мы жили как эти люди, то уже было бы хорошо. Может, было бы уже счастье!»
Но вставала серая, молчаливая стена. Не хотелось, но я вынужден был отступать – эту стену не возьмешь. Никогда. Хорошо, если знаешь: есть еще что-то помимо стены. Хорошо, если ты бьешься об эту стену. Горький вывод – бессмысленное шараханье о стену тупости и лени, страха и подлости и есть смысл человеческой жизни, и больше (и лучше) ничего в жизни не будет. Стена будет стоять. И сил тех, кто бьется с нею, всегда будет не хватать. Почему, понять до конца мы не сможем. С этими мыслями жить тяжело. Многие отказываются так жить – лезут в петлю. Если поймут, что происходит. Сходят с лыжни. Я не сошел. По лыжне буду бежать до конца. Без радости, но в душевном покое. Мне светит свинцовое солнце воли.
Идут спортсмены по лыжне. Прут вперед в бессмысленной борьбе. Подлый голос разума о том, что борьба бессмысленна (а с разумной точки зрения, это действительно так). Нужно прекратить тупую борьбу. Но иное поднимается у них в душе – тусклое солнце воли. Оно освещает внутреннее пространство. Свет этот ничего не говорит. Но его явление несет сигнал – нужно бежать, из последних сил. Нужно бежать по лыжне бессмысленной жизни и шептать слова благодарности за то, что воля – в тебе. Чтобы никто не услышал, чтобы знал только ты о том, что к тебе явлена милость. В ком воля прекратила быть – те суют себе дробовик в глотку – и привет, мы знаем: еще одного оставила воля к жизни.
С младенчества бабуля, дедуля, отец, мать воспитывали во мне волю. Что это такое – никто не знал. Знали только, что она есть и это великая сила. Для жизни явление более важное, чем разум, милосердие, любовь.
Никто не говорил – воспитаем любовь. Но все говорили – воспитывай волю. Будет воля – будет все остальное. Даже любовь - как чувство покоя, доходящее до блаженства в те моменты, когда ты хочешь себя, несущего зерно воли, подарить другому человеку.
Отец катался на лыжах в выглаженных брюках (он заправлял их в шерстяные носки), в тельняшке, в толстом зеленоватом свитере и в зеленой шапке с отгибающимися ушами. Когда я уставал, он цеплял одну лыжную палку за свой ремень. Эту палку цеплял за другую, за конец которой держался уже я, весь в ледяной и снежной коросте. Папа тащил меня за собой на буксире и говорил, что у меня не хватило силы воли, чтобы самому дотащиться до дома.
Я слушал отца, ехал, ничего не делая, было приятно, что не нужно воспитывать эту проклятую волю. Дома блаженство от отсутствия воли продолжалось. Мама наливала горячий гороховый суп из свиных рулек, который так любил отец, а отец плотно намазывал чесноком корки черного хлеба себе и мне. Ели и суп, и черный хлеб, и чеснок.
Спорт есть пристрастие к борьбе между слабой мыслью и бескрайней волей. Мучая тело, спортсмен вызывает солнце воли. Чем сильнее он проявляет его, тем значительнее его успехи. Мучения тела вознаграждаются победой (прежде всего над собой). «Я боролся, - думает спортсмен. – И победил. Победила моя мощная, желанная, сладкая, беспощадная воля».
Спортсмен думает, что воспитывает волю, даже приручает ее. На самом деле сделать это невозможно. Воля – сама по себе. Она не подчиняется желанию человека. Каждое соприкосновение воли, каждое проявление этого светила губительно для тела человека, разрушительно для идеального тела чувств и мыслей. По своим разрушительным последствиям встречи с волей страшнее самого мощного наркотика. Многие великие спортсмены спиваются, опускаются, гибнут в молодом возрасте. Сил принимать большие дозы волевого света уже нет, а с малыми дозами этого продукта жить невозможно. Хочется больших доз тусклого солнца.
Борьба с неодолимой стеной человеческой тупости и безразличия, вялости и эгоизма возможна оттого, что есть это тусклое светило. Соприкосновение с ним ради борьбы разрушительно так же, как и в спорте (там великая стена неодолимых результатов, физические размеры которых вскоре будут исчерпаны, и все выродится в спортивный экстрим и в «футбол»). В сущности, воля есть смерть в человеческом обличье.
Неодолимая стена, против которой идет борьба человека, на самом деле есть проявление воли, то есть смерти. Человечек зажат в тиски двух начал, но две противоположные пластины тисков суть одно и то же, и родство их проявляется в главном – в абсолютной отчужденности человека. Человек – частность. Воля – всеобщее. Стена – целое. Великое безразличие раздвигает человек своей жизнью. Раздвигает человечество. И оно вроде как раздвигается, с одной стороны щели являясь нам стеной безразличия, с другой – тусклым светом воли. Скоро человечество исчезнет. Великая гладь мертвого бытия сомкнет свои свинцовые воды. Хоть воспитывай эту волю, хоть не воспитывай. Стена просто станет чуть выше, если ты волевой человек. Будешь дальше барахтаться, потому что стена поднимается ровно настолько, насколько ты расширил присутствие воли в твоем существовании. Итог один: силы иссякнут, стена не будет преодолена.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments