i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2014-2015. 44

Отчего в Ломоносове рекламировали Аллегрову - сказать трудно. В нескольких шагах от парка - она. По городу - снова она. Пошли новые дома. Вокруг - тонкие, только что посаженные, деревца. Вбиты белые жерди, а стволы закреплены веревками. По желтому кирпичу новостроек мечутся тени. Стою на свежей асфальтовой дорожке. Смотрю в темные окна квартир. Дом в три подъезда. Крыша - оцинкована, крашеная в бурый цвет. Лишь горят окна на втором этаже. Занавесок нет. Горит огнями елка. Глухо доносится музыка. Пляшут люди - мужики в белых рубашках с распахнутыми воротничками. У одного - красные подтяжки. У другого - черный ремень с массивной пряжкой. Женщины взвизгивают на рискованных поворотах мелодии. Платья блестят. На мгновение голоса стихают. И - хором, громко, в ритм: «С-но-вым-го-дом!!!» Разбитной хохот. Тот, в красных подтяжках, высоко подкидывает маленькую девочку в белом платье с кружевами. Златокудрая малышка хохочет. Молодая женщина, обтянутая шелком, кричит с притворным ужасом: «Сенька! Осторожно! Дочь уронишь». В красных подтяжках ловит девчушку, зарывает красное, разгоряченное лицо в ворох кружев, натужно рычит: «Р-р-р-р!» Девочка заливается смехом еще громче. Пластиковое окно приоткрыто, и слышно: «Папка! Еще, еще, катай меня!»
Еще освещенная квартира, но не в первом, а во втором подъезде. Этаж - третий. Видна лишь верхушка обильно увешанной шарами елки. Там - тихо. На балконе парень с девушкой. Молча курят.
Напротив элитной новостройки - нагромождения зданий-кубиков. На крыше два флага: российский триколор и красный, с якорями - питерский. Калитка открыта. Подхожу к главному входу - гимназия. Обнаруживаю черную мемориальную доску. В школе учился полковник Матвиенко, Герой России, погибший во время второй чеченской войны. Обхожу причудливое сооружение - вот спортзал. Вот бассейн. Вот футбольное поле с гаревой дорожкой. Вхожу во внутренний двор, укрытый высокими стенами от ветра. Посередине - высоченная живая елка. Так и горит, так и светится посреди мертвого строения. В окне на первом этаже - портрет Путина. Президент РФ в черной пилотке морского десантника.
Выхожу из школьной ограды. Из подъезда выходят парень с девушкой, что стояли на балконе. Красивые, черти, и модные. У парня огромная сумка «ADIDAS». Подходят к черному, шестисотому, «Мерседесу» (на стоянке еще горбатится «Хаммер»). Молодой человек «квакает» электронным замком. Урчит мотор. Открывается крышка багажника. Сумку забрасывают туда. Садятся. Попыхивая голубым дымком, «Мерседес» выезжает со двора: «Это сколько нужно денег, - думал я, - чтобы иметь такой автомобиль и такую квартиру в Ораниенбауме, вблизи от парка?» И еще мысль: «Иметь бы здесь, под Питером, жилье. Да квартиру в Москве. Пенсия – тысяч двести. Жить, читать Бодлера, гулять в парке, а лето проводить на Амальфитанском побережье».
И вот старый город. Желтый, тщательно отремонтированный, манеж. На памятной доске написано об изобретателе Федорове. Чудесный человек изобрел в прошлом веке первое в мире автоматическое оружие. Автомат испытывался перед русско-японской войной в стенах ораниенбаумского манежа. Напротив пышит неоновыми огнями суши-бар. Он тих и безлюден, будто автомат Федорова только что применили в нем. Снова нехорошие фантазии: захожу в харчевню, а там клубится сизый пороховой дым, смешиваясь с сигаретным. На полу, в лужах крови, валяются трупы в неестественных позах. Новогодняя елка опрокинута. С нее ссыпались зажженные стеариновые свечи. Огонь уже побежал вверх по разодранной занавеске. В черной лужице крови, словно выбитые зубы, торчат кусочки сырой рыбы, завернутые в тесто.
Не знал времени отправления поезда в Питер. Ждал на сыром ветру. Хлопьями повалил снег. В электричке опять проверяющие - одна за другой. А - пустовато. Две мамаши с мальчиками-кривляками. Они хнычут, изгибаются. Хотят спать. Входит женщина - лицо измученной вдохновением и алкоголем поэтессы. Гитара. Начинает петь: «Такого снегопада, такого снегопада…» Мальчики капризно спрашивают у мамаш: «Почему тетя поет? Чего хочет?» Одна из женщин: «Тетя хочет денежку. На, отнеси тете». Мальчик с бумажкой бежит к гитаристке. Та стесняется, торопливо говорит: «Не надо, мальчик. Я - к Новому году, чтобы людям приятно», - и выскакивает на полустанок Ленинского проспекта. Огромный небоскреб с надписью «Ленэнерго». На торце - лазерные живые картины: огромные снежинки, а потом олени, запряженные в сани.
Tags: Питер
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 462)

    Руководители должны контролировать вопрос. А также отопления, горячего водоснабжения. Например, в доме №42 по улице Гузовского, говорят, что батареи…

  • Заметки на ходу (часть 461)

    Наоборот – дождь, слякоть и хмурь. Внутри от этого – засечка: радость и благодать. Снова человек думает впустую – отчего так. Оттого трудна…

  • Заметки на ходу (часть 460)

    В Москве генералы долбят стены. А долбит кто? Наши, из Чувашии. Оклеивают обоями с позолотой. Ремонт каждой квартиры должен делаться с согласия ЖКХ.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments