i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2014-2015. 37

Ушиблен диалектикой. Обратная сторона явлений интересна. С возрастом много появляется «обратных сторон». А «вид сбоку»? Про «верхние взгляды» говорил: представил Пискаревку в виде тяжелой белой шкуры. Залезая под понятие смерти то с одной, то с другой стороны, понимаю - подобное возможно в силу относительного здоровья. Когда придет черед «девушки с косой», она рассматривать тебя с разных сторон не будет. Срежет - и точка. У нее дел много. И все же полез за монумент. Кто сделал эту мрачную красоту? 9 мая одна тысяча девятьсот шестидесятого года комплекс был открыт. Придумали архитекторы Васильев и Левинсон. Скульптуру строгой матери с траурной гирляндой в руках изваяли Исаева, Капленский, Малахина, Райман, Харламова, Таурит. Стыдные мысли: они все ее ваяли? Может, и в дело столь скорбное, торжественное и ответственное проникла гниль. Та, что убила советскую идеократию. Скульптуру придумала Исаева, а все остальные лишь поставили свои имена? Не позволила бы Исаева прихлебателям идти с ней паровозиком - и не появилась бы эта благородная медная женщина-мать?
Та же история с Васильевой и Левинсоном. Стоя у циклопических ворот Пискаревки, колыхал, взбалтывал сомнения: «Быть не может сволочизма в святом деле, - думал я. - Трудились вместе. Никто одеяло на себя не тянул. Никого не «подсиживали». Те, что лежат в земле, первыми брали на себя смертельный груз, не подставляя вместе себя никого». Далеко виднелись многоэтажки. Уже стали пускать ракеты, петарды, хлопушки. Низкое небо озарялось то малиновым, то фиолетовым. А если даже здесь, на святом месте, головой и руками работал кто-то один, а остальные заставили свои фамилии дописать из разных соображений? Если так - вот она, дорога смерти. Несправедливость маскируется мишурой рынка. Человек одинок. Если жизнь его рушится, то винит он в этом только себя.
При социализме Ленин в залатанном пиджаке, Сталин в дырявых сапогах. Так надо, поскольку государство без рыночной мути облагает общество прямым изъятием. Изъятое, конечно, идет на безопасность всех и в общественные фонды. Тут вещи не экономические. Здесь - крутая, беззаветная честность. Ставки высоки. Оперируют категориями жизни и смерти. Хорошо, так всем. Плохо - тоже. Умирать, так вместе. Те, кто шипит: «Умри ты сегодня, а я завтра», смерть встречали, как правило, за решеткой.
И все же: «Рабочий и колхозница» - Мухина. На Пискаревке и скульптуры матери авторов многовато. Успокаиваю себя, нагоняя в душу веру во все доброе и светлое. Тяжело, ведь только что ходил над косточками честных и чистых людей. Как с изжогой: душевные сомнения можно засыпать только содой простых удовольствий.
В Ленинграде пассажиров перевозят квадратные автобусы, сделанные в Татарстане. Подъезжает один, ярко освещенный, пустой. Лишь двое в салоне. Спрашиваю про метро - едет ли? Женщина (мужчина испуганно молчит): «Едет. Но в другую сторону. Дойдет до конечной и обратно. Вот тогда будет и метро». Мне - все равно. В тисках дум о смерти дорога в никуда (или не туда, куда надо) самое милое дело. Свет фонарей разливается желтым сиропом. Архитектор Рабинович, в шестидесятом, придумал собирать дома сразу из крупноблочных готовых комнат. Этих домов до сих пор - четверть Питера. А Баранов придумал новое здание Финляндского вокзала - с белой башней и с часами. Хотели зарыть Обводный канал. Не стали этого делать. Собчак вернулся к идее, но пришлось драпать в Париж. Уголовки испугался. Восстановили чугунные, выкрашенные в зеленое, Московские ворота. И гранитную пристань с гротом и каменными сфинксами перед дачей князя Безбородко. Отреставрировали интерьеры Елагина дворца. Привели в божий вид Троицкий собор. Памятник Бехтереву и надгробие Гончарову (черная срезанная колонна). Гумилев написал книжку «Русь и великая степь». Доливо-Добровольский прославился монографией «Основы теории процессов магнетизма и метаморфизма». Академик Канторович помог Рабиновичу в возведении крупноблочных «хрущевок» трудом «Экономические расчеты наилучшего использования ресурсов». Снова мысль покорно натыкается на печальные мотивы. В 1960-м году умерли двое: Иоффе и Бенуа (в Париже).
Tags: Питер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments