i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2014-2015. 26

Пушкин с раной в животе - умирал, мучился. Дом, где он скончался - рядом, в пятистах метрах. Вокруг жестоко-авантюрной гибели поэта - тома литературы. Раньше - приоритет творчеству (десятки миллионов - тираж и Лотман с комментариями к «Евгению Онегину»). По каждому росчерку пера - библиотеки написанного. В нынешнее подлое время - прожирание интеллектуальных запасов, накопленных за советский период. Коммунисты вдалбливали темному народу, что Пушкин - гений. Создали Пушкинский дом, в котором уютно устроилась «совесть русской интеллигенции». Фигура Лихачева не менее одиозна, чем Сахаровская.
Перекинулись на копание в домашнем белье стихотворца. Кто писал кляузы? Откуда анонимщики? Педерастия недобрых дипломатов. Легкомыслие Натальи. Денежные долги. Зависимость от азартных игр. Так - по каждой более или менее заметной исторической фигуре. Вот зальчик, где умирал царь. Ему-то как больно было! Но больше жалко Пушкина, чем Александра. Какие чудесные в Эрмитаже полы! Десятки различных пород деревьев - цветы, пальмовые ветви, узоры. Жалко наступать на такую красоту. Но, на гибель государственного человека (в переносном смысле) мне наступать не жалко. Писатель и поэт мне дороже. Разность их метаний. На Западе бывало подобное: Гете крупный госслужащий, а по выходным - сочинитель «Страданий юного Вертера». Бетховен денежку получал, а не получал, так валялся, выпив крепко, по подворотням, и мальчишки-оборванцы издевались над глухим патлатым дядькой. Вопят: у России нет вектора движения, одни бесконечные пространства. Мудр русский человек - «три года в любую сторону скачи, ни до одной границы не доскачешь». Чего мучиться с векторами! Наша страна, словно ежик, ощетинилась щепками, обломками, иглами порывов, благородных идей и устремлений. «Векторов», одним словом. В маленькой Франции, в невеликой Германии, в закупоренной островной Англии слабый «вектор» любого придурка мог достигнуть границ метафизических и физических. Всякий дохленький мыслитель испытывал восторг «одоления границы». У них, в малюсенькой Британии, это подпитывало сомнения, придавало истории государства праздничность и идентичность. Кончалось плохо.
Национал-социализм уж на что истинно европейский «вектор». Но сел «задницей» на нашего «хищного ежика», ощетинившегося обломками, и сдулся. У нас вектора есть. Границ для достижения их потоками развития - нет. Идем-идем – впереди беспросветно. И «тоннеля» тоже нет. Как в пустыне - возвращаемся туда, откуда вышли. Пешков Леша - странник. Но - неподвижный. У нас пространства - важнее. И революции у нас особые: не однонаправленные, а страшно напряженные внутри самих себя. Щелочь страшной силы, что расплескивается не вокруг, а прожигает «нутро». Что нам Хайдеггер с Кьеркегором! У нас Достоевский с Бердяевым. Мечутся писатели. Не знают, чего хотят. Даниил Андреев: универсальное государство. Роза Мира нужна для того, чтобы дать путь Антихристу. «Черный квадрат» Малевича - щелочь, что выжигает все внутреннее (ничто, которое экзистенциалисты считали главным - безосновностью бытия). Андрей Платонов - большевик, но с той стороны большевизма, где смерть и это самое «ничто». Маяковский - поэт космически трагедийный, а занимался рекламой резиновых изделий. Розанов – и бунтарь, и смиренник. Блок - вроде бы про «прекрасную даму», а на поверку - блудница из «Балаганчика». Владимир Соловьев – жуткая предсмертная «Повесть об Антихристе», высмеял все заветные идеи. Флоренский - богослов-технарь. Достоевский: глумиться над своими же идеалами для него - первое удовольствие. Толстой - отказался от своих романов, стал пахать землю, сочинять азбуку, бродить босиком. Белинский - то либерал, то монархист. Писарев - та же история. Ну, а Гоголь? Николай Васильевич так резко изменил курс, что сошел с ума. Эрмитаж - место, где сталкиваются Россия и Запад. Музей - единство нашей памяти. Только память культурного - не едина. У нас любят великих путаников - Достоевского и Толстого. Людей «единого вектора» - Победоносцева, Иоанна Кронштадтского, Сергея Юльевича Витте - изучать «не с руки».
Tags: Питер
Subscribe

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 69

    Кофе-брэйк. Звучит нехорошо, напоминает «бряк». Можно сказать: «Рюмка-бряк» - это про пьянку. После окончания мероприятия С.П. поехал с Д.З. в…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 68

    Кому взбрело в голову вешать над входом в усадьбу электронные часы - красные, цифры мигают воспаленными углами? Сложную гармонию разрушает маленький,…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 67

    Идеология вызревает в почве людских отношений долго. Перегной мысли. Удобрения чувств. Она - красивый, но ядовитый цветок, распустившийся на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments