i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 170)

Воля являлась мне и при лыжных походах через Волгу. Зимой 70-го года мы с Юрой Ивановым и его старшим братом Борей отправились на лыжах за реку. Ходил туда охотно. Там золотые высокие сосны. Они шумят наверху, а внизу тихо, ни ветерка.
Было очень морозно и солнечно. Вышли мы за реку часов в одиннадцать. На ровном льду, присыпанном снегом, мела поземка. На волжских просторах всегда ветер. Но в тот день ветер был особенный – шел низко, стелился надо льдом. Не очень сильный, но тугой, плотный и огромный. Над бескрайней Волгой низкие пласты воздуха сдвинулись и поперли в сторону Казани. Не было порывов ветра, не было резких бросков и разворотов. Странный был ветер. Наверху, в бледном голубом небе, высветленном морозом, этого ветра вовсе не было. То, что текло низом, хотелось назвать ветерком, но маленькое тело ощущало движение этого плотного ветерка по льду. А река-то огромная. Тело бормотало в своих инстинктивных подвалах, что не ветерок это, а ветрюга. И солнце, яркое, растворенное в небе от этого ветрюги, не спасет.
Хождение на лыжах было ритуалом. Хождения начинались с лыж алатырской фабрики. Деревянное убожество. Ременные крепления, валенки, бамбуковые палки. Еще шапка-ушанка и неловкое коричневое пальто с цигейковым воротником.
Не знал, что настоящие лыжники выглядят иначе. Стройные, худые. На них обтягивающие тело, костюмы. И удивительные лыжные ботинки. Не ремни да валенки, а ботинки с хитрыми застежками. Ботинки будто влитые, сросшиеся с ногой.
В конце 60-х профессиональные спортсмены пользовались еще бамбуковыми тонкими палочками. В начале 70-х увидел чудо – титановые палки – легкие, тоненькие, крепкие. Вместо безобразных колец на концах - изящные пластмассовые чашечки. Чашечки упирались в снег, оставляя после себя небольшие следы, словно козьи копытца.
Настоящие лыжи были тоненькие, стремительные, как стрелочки. Легонькие, они завершались крутыми опасно острыми носиками. Было ощущение, что настоящие спортивные лыжи истончались в этих самых носиках и через них растворялись в воздухе.
Когда дистанцию бежали взрослые спортсмены на этих удивительных лыжах, я замирал. Они шли мощно, быстро, молча. Только лыжня трепетала, и воздух дрожал, когда мимо с напряжением проносились эти здоровые, сухощавые гонщики.
Я знал, как им тяжело. Видел, как на финише от них валил пар. Лыжные гонки – лошадиный спорт. Мне было знакомо биение двух голосов внутри лыжника: слабый голос человека и безразличный голос воли. Чувствовать борьбу этих голосов, наблюдая со стороны спортсменов, – это и есть кайф зрителя на соревнованиях.
Если разрывать себя в гонке, то делать это лучше на великолепных лыжах, с титановыми палками и в узких лыжных ботинках. Хотелось надрываться красиво. Чтобы я сам, со стороны, видел себя красивым и изящным. Повышать собственную «изящность» мог только одним способом – одеваясь как можно легче. Серый верблюжий свитер, под ним байковая рубашка. Вязаная шапочка с помпончиком. Да штаны с начесом, но под ними никаких кальсон. Позорные элементы лыжной формы – шерстяные варежки, белые и колючие. Ботинки из войлока на молниях. Убого, но хоть что-то. А как бы хотелось лететь по ровной лыжне в настоящей спортивной форме, на тонких спортивных лыжах!
У Разумовых появилось несколько журналов «Япония сегодня». Цветные снимки – темно-зеленые леса, Фудзияма, сверкающая снежной вершиной, белый скоростной поезд. Поезд и лыжники на склоне горы запомнились. Яркие шапочки, свитера и горные лыжи – широкие, украшенные иностранными надписями и с огромными, космическими ботинками.
Андрей Разумов сказал, что лыжи горные, при падении отстегиваются автоматически, и упавший человек не ломает себе ноги. Я представил свои лыжи, на ремешках. Они не отстегивались. После падения при катании с гор мне приходилось соображать, как распутать то сложное месиво из рук, ног, палок и лыж, в которое я превратился.
Фотографию с лыжниками Андрей вырезал и засунул под стекло, которое лежало на его ученическом столе.
В 71-м году, на 23 февраля, я решился быть, как изящные японцы. День ветреный и серый. Но решился. Надел белую рубашку, а сверху болгарский костюм, который мама только что купила мне «на выход». Костюм был хорош. Застегивался под самую шею на металлические пуговицы с узором, а воротника у пиджака не было. Узкие брюки-дудочки. Взял отцовские лыжи с креплениями для ботинок. Надел свои темно-зеленые ботинки на шипах. Их подошва немного выступала вперед, и можно было, придавив края ботинок металлическими дужками, с трудом, но застегнуть.
Надел мамины кожаные перчатки, отцовскую зеленую шапку с отворачивающимися краями (она была великовата) и отправился в рощу, в овраг. Между городом и рощей было большое поле, дул сильный ветер, и пока я добрался до оврага, сильно замерз.
Металлические дужки на креплениях давили на пальцы страшно, а шипы, которые должны влезать в дырочки, специально сделанные на настоящих лыжных ботинках, впились прямо в подошву, и через полчаса езды ноги гудели от боли. Решил, что с алюминиевыми лыжными палками, с которыми ездил отец, я буду выглядеть позорно, и палки оставил дома, поэтому нагрузка на ноги возросла.
Несмотря на холод и боль в ногах, чувствовал глубокое удовлетворение от внешнего вида. Будто был персонажем японской фотографии. Достигнув оврага, обнаружил, что никто не катается. Было две-три девчонки в позорных войлочных пальто и в валенках. Мне было приятно, думалось: девчонки поражены моим изящным видом.
Приходилось падать, снова вставать. Ноги онемели, почти ничего не чувствовали. Ветер гудел. Редкие кривые сосны раскачивали ветвями и тихо гудели. Я же штурмовал самодельный трамплин.
Когда трамплин начал подчиняться, почти стемнело, никаких девчонок в помине не было. Совсем один. Далеко, за полем, в домах зажглись огни.
Повернул, наконец, домой. Это 23 февраля осталось в памяти как «болгарское». Дома ждал набор болгарских марок, который в тот день выменял. Тонкие, нежные цветы на маленьких квадратиках бумаги.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    Финал конкурса «Успешная семья Приволжья» в городе Чебоксары. Глазастое чучело почему-то сразу выцепило меня. Это, наверное, потому что я человек…

  • Мелочь, но приятно

    Чувашский педагогический университет. Посетил занятие прекрасного математика Виктора Павловича. А ведь есть еще умные люди в Чувашии!

  • Мелочь, но приятно

    Село Большой Сундырь Моргаушского района, встреча с учителями школы.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments