i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2014-2015. 9

Планировал Шлиссельбург. Крепкий Орешек никак мне не дается. Был на острове в шестьдесят восьмом, летом, перед школой. Воспоминания грандиозные, но смутные. Огромные валуны, из которых сложены стены. Туда устраивали экскурсии. Плыли - и долго – на теплоходике. С Ладоги дул холодный ветер, были высокие волны, пошел мелкий дождь. Двор крепости был темным, трава внутри крепости - влажная - блестела. Ворота, обитые кованным, древним железом.
Перед Гостиным двором - торговля турпоездками. Из нового - закрыли посещение путинской Стрельны. Все остальное - есть, включая монастыри. Крепкого Орешка - нет. Туроператоры ничего не знают. Перед входом в магазин выстраиваются ленинградские казаки. Под баян, нестройно, затягивают русские народные. Откуда в Ленинграде казаки? Товарищ Урицкий не добил? Тощий парень в желтых бутсах и в длинной куртке с многочисленными веревочками начинает хищно фотографировать поющих на дорогую камеру. Ему говорят: «Уйди. Нельзя». Тот, в бутсах, продолжает, не обращая внимания. Двое, с плетками за голенищами мятых сапог, берут его под руки, тащат к подземному переходу, что ведет к библиотеке Салтыкова-Щедрина. К Гостиному выкатывается толстая старуха в кресле-каталке. Едет шустро. Задыхается. Черное пальто распахнулось, из-под платка выбились седые волосы. Старая орет трубно, зычно: «Внук! Не трогать! Черносотенцы! Какое право! Вон из Санкт-Петербурга!» На приличной скорости врезается в казачий строй. Гармонь хрипит, захлебывается. Ряд казаков смешивается, расколовшись надвое. Бабка резко, на полном ходу, разворачивается, одно колесо зависает в воздухе, но, к счастью, коляска не опрокидывается. Словно взбесившаяся газонокосилка, бабкина тележка стрижет строй ряженых. Только и видно, как черные папахи летят туда-сюда. Кто-то смеется. Свист. Но вот и полиция. Казаков - в одну сторону, бабушку-газонокосилку - в другую. Трубный голос старухи еще клокочет, пузырится. У казаков - команда. Пошептались с правоохранителями, построились, пошли прочь. Пылкий юноша в желтых ботинках-утюгах стремится к бабушкиному средству передвижения. Все успокаивается, и внук мирно катит бабушку по тротуару в моем направлении.
Деревца перед Гостиным густо оплетены голубыми и розовыми лампочками иллюминации. Смеркается рано. На противоположной стороне Невского надпись: кафе «Север». Надо зайти, купить торт «Киевский». В сочных бликах иллюминации подъезжает странная парочка. Мне интересны пылкие люди, яркие события. Если б не был осторожен, сам бы разогнал этих псевдоказаков - оплот царской монархии. Как все-таки живуч разнообразный сволочизм - «Черная сотня», «Союз хоругвеносцев», «Союз Михаила Архангела». Хоть бы одну помещичью усадьбу на Рублевке спалили! В девятьсот пятом озверевший от голодухи и войны крестьянин десятки их пожег-порушил. Да и в семнадцатом не мало. Нынче крестьян нет. Есть странный народец. Да вот эта безногая бабка. Спрашиваю: «Извините, бабуля!» А она резко, громко, как в трубу: «Какая я тебе бабуля!» И я: «Извините, гражданочка». Грозная «гражданочка» смягчается: «Так-то лучше. Чего вам?» - «Не знаете ли, как сегодня добираются до Шлиссельбурга?» - мягко, проникновенно вопрошаю у героической ленинградки: «Опоздали, - отвечает инвалидка, - там сейчас лед. С первого апреля - пожалуйста. Станция метро «Улица Дыбенко». Оттуда маршруткой (минут пятьдесят) до города Петрокрепость. Видно - вот он, Орешек, на острове. Ходят трамвайчики. Частники». Благодарю. Нужно ждать майских праздников. Старуха вслед: «Обязательно посетите. У меня в Шлиссельбурге прадед двадцать лет сидел. А этих ненатуралов-лампасников я как гоняла каждый день, так гонять и буду. Недалеко живу. Мне все из окна видно». Перехожу к «Северу». Надо взять билет в филармонию на Вебера-Грига-Мендельсона. А сейчас - Русский музей.
Tags: Питер
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 494)

    Мне не нравится весна. Но цветущие яблони тронули сердце в том месте, где живут любовь и жалость, и привычка к женщине. И к детям. Может, это вишни?…

  • Заметки на ходу (часть 493)

    Я политический боец. Колыхнулось что-то в душе. Захотелось выйти перед французскими страдальцами за буддистов и сказать: «Fuck you». Чувства быстро…

  • Заметки на ходу (часть 492)

    Кушаем с утра в отеле. Обедаем и ужинаем в ресторанчиках. Понимая, что из-за ночных прогулок к обеду не успеть, наедаюсь с утра. В булках и йогуртах…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments