i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2014-2015. 8

Невский - праздник исторического непослушания. Он мне близок. Он - как брат. Жру глазами витрины. Солнце сквозь млечную муть помогает с деталями. Нет ветра, и серебряная снежная пыль ненавязчиво сверкает в неярких лучах светила. Много мишуры, гламура, пошлости, но даже фирменный магазин футбольной команды «Зенит» своей голубизной не наводит на отвратные размышления. Вот и кони Клодта. К парапету моста приделана табличка. Слова про блокаду. Текст - поэта Дудина. Этот Дудин то ли подписывал текст против ГКЧП, то ли его обманули. Он думал, что подписывает совсем не то. А на самом деле фронтовик Дудин - истинный коммунист. Впрочем, фронтовиком был и скурвившийся в ядовитых испарениях ельцинской ласки Астафьев. Его, видите ли, «прокляли и забыли».
Современная отвратность в лавках Питера не столь вызывающа и сальна, как в Москве. Архитектура Ярославского вокзала ближе к жирным мясным щам, нежели стальная спица Петропавловки к протезу доктора Елизарова. Оттого симпатично отсвечивает серебро в ломбарде на Невском. Серебряные подносы и кофейники здорово сочетаются с мелкой, ледяной пылью. Армянская церковь. Давно не был. Зайду при случае. Глазею на объявления в театральной кассе. Решение - только музыка. Яклашкин - энтузиаст. Возит в местный Дом политпросвещения студентов Казанской и Московской консерваторий. Исполняют серьезные вещи. Но – не слишком качественно. А качества так хочется! Как с шерстяной тканью. Чтоб грела. И душу уставшую тоже.
В Кировском - «Щелкунчик» (все праздники). И в Михайловском - крепкая танцевальная попса. Филармония и Концертный зал Мариинки. Как одинокому не радоваться празднично, что не затерло его между гомеровскими матрицами и русской стариной. Как не радоваться ему, пропускающему через себя грохот соприкосновения материковых плит культуры.
В Русском, в корпусе Бенуа, персональная выставка покойного Самохвалова и сокровища Древлехранилища из собраний Академии. Зачем русскому - Русский музей? Чтобы была гордость за страну и за народ. Ненавидят же люто мелкие европейские людишки! Музей - крепость духа. Ценности, что питают живыми соками патриотизм. Пушкин: «Гордиться славою предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие». Нынче Пушкин, как Ленин. Оплот. Впрочем, Александр Сергеевич всякое писал. В том числе и прямо противоположное только что сказанному. Горький: «В творчестве сердца - русский народ обнаружил изумительную силу». То есть условия существования ужасные, а произведения прекрасные. Замкнуты были уста народа, но теперь уста отверзлись - и понеслось! Сказал Алексей Максимович - и уехал на Капри. Иосиф Виссарионович сказал певцу пролетариата: ты, дорогой, уста помогал отверзать. Теперь можно из них такое услышать! Возвращайся от Везувия к Аю-Дагу. Надо регулировать поток из уст народных. А не то: великий пролетарский писатель, но проживает на буржуйском курорте.
Приехал. Вскоре скончался. Сотрудники Русского, как санитары, охраняют раны - русский реализм да советский романтизм. Опять тяжелые разнородности. А жить-то надо. Чтобы никто из извечных врагов не смел вякать про то, что сначала СССР, а теперь уже и Россия - «Империя зла». Хотелось бы и от «советского» человека взаимности. По идее, он должен был давать отпор врагу. Ничего не вышло. Никто не захотел давать отпора. Мыслишка: дайте людям спокойно пожить, как червь разъедает последние твердыни. В том числе и Русский музей. Просто: если народ имеет музеи уровня Третьяковки и Русского, то это великий народ. Никто не даст этому народу «просто пожить», «просто пожрать», «просто попить». Величие - не просто. Оно тяжело и кроваво.
У филармонии - пусто. И у касс. Медленно, с наслаждением делаю вывод. Сегодня, 29-го, - оркестр филармонии: Вебер, Григ, Мендельсон. А 31-го - новогодний концерт: Штраус, Кальман, Легар. От ног к затылку побежал миллион золотых мурашек. Из буфета пахнет коньяком, дорогими сладостями. На плазме машет палочкой Темирканов. Душа уплывает к небесам. Праздник одинокого усиливается.
Tags: Питер
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 493)

    Я политический боец. Колыхнулось что-то в душе. Захотелось выйти перед французскими страдальцами за буддистов и сказать: «Fuck you». Чувства быстро…

  • Заметки на ходу (часть 492)

    Кушаем с утра в отеле. Обедаем и ужинаем в ресторанчиках. Понимая, что из-за ночных прогулок к обеду не успеть, наедаюсь с утра. В булках и йогуртах…

  • Заметки на ходу (часть 491)

    Своим творчеством французы осваивали уже прекрасный мир. Отсюда осторожность. У русских иное – не природа прекрасна. Она не плохая и не хорошая. Чего…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments