i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 169)

Серьезные телесные эксперименты были совершены в нашей дубовой роще и на льду Волги. Первые спортивные соревнования состоялись в Ельниковской роще.
В первом классе бежали на лыжах километр. На время. К концу дистанции задыхался, но бежал. Было морозно, градусов 10-12, слюни и сопли летели в разные стороны, но замерзали на щеках, на носу, на шапке-ушанке. Крепления на лыжах ременные, а на ногах у меня теплые войлочные ботинки на молниях (молнии в таких ботинках, в конце 60-х, были металлические). Очень хотелось выиграть, показать лучшее время.
Основное ощущение – все уходит. Остаются две вещи – главные: дыхание и воля. Дыхания не хватает. Нехватка нарастает, а за нехваткой ползет весь организм – он в наливающихся усталостью ногах и руках. Дыхание, руки, ноги тупо орут тебе, прямо в мозг, - мы больше не можем – сойди с лыжни! Уйди с трассы! Мы тебе потом все объясним. Сволочная твоя голова найдет нам объяснение и оправдание. А сейчас, ради бога, сойди с трассы.
Но в противоположность, изнутри тебя, прет иное. Это нельзя назвать мыслью. Но это и не чувство. Словом обозначить трудно. Легче обозначить словом «нельзя!». Нельзя сходить с трассы и прекращать гонку!
Из головы лезет: ты болеешь, у тебя сковало морозом ручки-ножки, и ручкам-ножкам больно. Или же чушь – ты же маменькин сынок. Мама у тебя колорист. Смотри, какой красивый голубой снег. Это мама научила тебя различать цвета. И лыжня – четкая, прямая. Как красиво! А за тобой кто-то сопит, старается обогнать. Нехороший человек. Пустая тревога. Сойди с лыжни, пропусти всех и останься один, в морозной тишине на прекрасном голубом снегу.
Мысли несутся. К бегу на лыжах не имеют отношения, но хитрый мозг в печку слабости подбрасывает любые, самые нелепые «дрова». Ты чувствуешь, как замедляется твой бег, готов уйти с лыжни. Но вдруг – и в груди, и в голове дыбится что-то невообразимое – не мысль, не чувство, а какой-то пограничный, идеальный срез с твоей материальной оболочки.
Словами не передать, что это за рык-приказ. Приблизительно: «Бежать, сволочь, бежать! Какой тебе – сойти с лыжни, скотина эдакая!» Это не слова. Все более грозно, решительно. Энергия не солнечная, не радостная. Это рычит серое, тусклое, светящееся неодолимой энергией ядро, мерцающее то ли из груди, то ли из головы. Все к себе стягивающее ядро лениво глянуло сквозь тебя, как через маленькое окошко. Оно есть часть великого, нечеловеческого. Когда человеку смертельно тяжело, у некоторых, начинает светиться мощное, тусклое ядро. Человечек чует слабость, малость. Главное, он чувствует, что этой тусклятине нет дела до истекающего последними силами человека. Это мутное начало глянуло сквозь человечка, и человечек думает, что понял, почему нечловеческое глянуло сквозь него. Тут же, без радости не подчиняется голосу, шепчущему: «Сдайся!» Утихают шепоты, что пора прекратить борьбу. Дурацкий бег на лыжах. Целый километр. Мороз. А там, за обочиной лыжни, - покой и голубизна снега. Молчаливые дубы. Медленно падающие большие хлопья с голых ветвей орешника. Золотая, едва звенящая взвесь в воздухе.
В мозг вторгается воспоминание о коре дуба. Изрезанная, неровная поверхность, твердость стопроцентно совпадает с тусклым ядром. В голове несется: если дуб крепок, то и я смогу выстоять. Не уйду с лыжни. Воспоминания о коре дуба, о горьком вкусе желудей заставляет забыть все – недостаток дыхания, свернутую в болезненный жгут усталость рук и ног. Летят в стороны сопли – ты не стесняешься и не чувствуешь ничего. Пусть летят сопли и слюни. Человеческая, некрасивая, но мощная поддержка. Видишь многих, кто не выдержал, сошел с лыжни. Вот они стоят. Лица у них бессмысленные и жалкие. Ты несешься вперед. Ты не остановлен голосами поражения. Телу от этого легче, влетаешь на финиш, стуча промерзшими лыжами, в оперении сопливого инея.
Великое ядро прекращает светиться. Ты висишь на лыжных палках, отхаркиваешься, откашливаешься, а в мозгу творится суд – вот они, несчастные, нехватка воздуха и натруженность тела, вот они, злодеи, что так подло уговаривали тебя проиграть. Чувствуешь, что эти подлые собаки склонили головы и дрожат. Вокруг испаряются мысли-чувства о тишине, голубом снеге, красоте и поражении. Ты жесток, беспощаден к своей слабости так, что аж страшно. Не замечаешь этих врагов – вот что ты делаешь: вспоминаешь тусклое свечение твоей воли. Она пришла со стороны. Помня ее присутствие в тебе, ты в моменты победы над собой воображаешь себя самой этой силой и наполняешься невыносимой гордостью.
Вот это – свечение внутри себя не твоего, но присутствующего в тебе волевого начала, а затем промежуток времени, когда ты горд оттого, что думаешь, что воля – это и есть ты, твоя суть – дано мне лесом и зимними лыжами. Плывущий под снегом чужой огонь воли между зимних дубов – это главное в лесу моего детства.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    С милейшей руководительницей чувашского отделения «Авторадио».

  • Мелочь, но приятно

    Весьма учтивая Роза Петровна собрала коллектив на встречу с депутатом. Я и сам не ожидал, не заметил, как «раскочегарился».

  • Мелочь, но приятно

    Встреча с руководителем предприятия «Лента» Розой Ивановой. Хорошо общались, тепло вспоминали об общем знакомом, ныне, к великому сожалению, покойном…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments