i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Питер. 2014-2015. 3

У меня свой уголок. На полках, под полками места не занимаю. Важно, чтоб ботинки были поближе к батарее отопления - к утру будут сухонькие. Претензий ко мне никаких. Остальные делят места упорно. Ботаник и «пчелка» с чемоданами. Тетка с боковой полки (не старая пенсионерка, жилистая, разлапистая) - с многочисленными картонными коробками, туго перехваченными скотчем: «Э-х-х», - приговаривала свежая пенсионерка и закидывала поклажу на верхнюю багажную полку. Появился маленький седой человек с младенцем. Говорит тетке: «Помогу. Ведь тяжело. А ребенка девушка подержит». «Пчелка» сдергивает пухлую ножку с ботаника и - сквозь зубы (шелест в тишине): «Чего это? Не буду я». Мужичок не унимается, показывает на меня: «Или вот мужчину попросим». И сует мне толстого слюнявого малыша. Он кряхтел, а тут прекратил кряхтеть, расширенными глазами уставился на меня. Малышей знаю. Когда у них такие напряженные, бессмысленные глаза, значит, начали происходить важные физиологические процессы. Хорошо, что дитя в памперсах. У тароватой тетушки глаза (ими уставилась на добровольного помощника), как у малыша: тупость и настороженность. Тоже важные процессы. Но в голове: «Чего надо, дядька? Управлюсь», и «э-х-х», и последний ящик оказался на верхней полке. Раскутан пуховый платок, расстегнута верхняя пуговица кофты. Под ней - что-то пестрое, фланелевое, вроде домашнего халата: «А ну-ка, молодежь! Подвинься!» - пыхтит жилистая. Вздергивает ручищей полку, и с нее, чуть ли не кубарем, слетают молодые путешественники. «Русская история в картинках», громко хлопнув, закрывается. Словно выстрелил кто-то: «У вас тут есть местечко. Чемодан - под стол. А я свой баул в уголок подсуну». Ноги мои приперты вылетевшим из-под полки «молодежным» чемоданом. В середочку еле-еле проходит баул: «А ну-ка, сели», - командует жилистая. Молодежь, как по команде, садится, задницами прижимает горб баула. Полка встает на место: «А мы вот», - пытается протестовать шелестящая (ботаник презрительно молчит). - «Что-о-о? Места мало? Тебе, молодой, еще жить да терпеть, чтоб тебе места стало мало. А пока ты ноль без палочки. Девушке без палочки надо бегать в салочки. Понятно?»
Мужик с младенцем не уходит, ошивается тут же. Услышав про «салочки», начинает дребезжать горлом - это он так смеется: «Ты на верхней? С малышом? - вопрошает народная сказительница. - Загородки сделали. Не упадешь. Мальчонку к окну положишь. Меняться не буду. Старая уже. Садись к мужику в очках. Он в уголке. Места много не нужно». Маленький мужичонка, не спросив у меня разрешения (не должен - у нас в стране никто никому не должен), садится ко мне, берет младенца: «Не парень это, девка. Дочь. Я много работал. Теперь деньги есть. Женился на молодой. Она в другом конце вагона, - и начинает дочь тетешкать на коленях. - А чи-ки, чи-ки, чи-ки. Соленые огурчики. Чашка, ложка с поварешкой - перевертыши», - с глубоким чувашским акцентом приговаривает престарелый родитель. Малышка агукает. Приземляясь на нетвердые ножки, курлычет: «Гы-ы-ы». - «У меня свекор со свекровью глухонемые были, - подает голос жилистая, - привыкла к гыканью. Свекор, выпив, как начнет гыкать - ясно, что нужно от свекрухи». Молодожен с младенцем и родственница глухонемых дружно гогочут. «Девочка-пчелка» заполошно хватает минаевский «Dyxless», скрывает за ним сладенькое личико. Ботаник победно улыбается. Мысль читается ясно: «Быдло - оно и есть быдло».
Что делать мне, предновогоднему? Забиться в пароксизме больной радости? Затосковать в здоровом безмыслии? Противоречия духовного плана разрешаются созидательным (желательно, физическим) трудом. Дело надо делать. Вытаскиваю тапки из-под чемодана. Между простыней, высунутых ног, настороженных взглядов пробираюсь к титану с горячей водой. Пакетик с мармеладом у меня припасен заранее. Мысль о нем, о мармеладике - возвращает в приятное состояние. Через два дня Новый год - праздник праздников современного обывателя, а здесь - обделавшаяся малышка, немой, предлагающий глухой супруге плотские, скромные развлечения и писчебумажный мусор, которым забивают башку подрастающего поколения.
Пью чай. Сквозь треснутые очки знакомлюсь со статьей о «Дэне» (Барковском) - советском разведчике, первым донесшим Берии о начавшихся работах по обогащению урана для бомбы. Шел февраль сорок первого года. Вот и бомба к празднику! Нет! Состояние ненависти объективно. Ненависть упруга, энергична. Радость - вяловата, постоянно требует подпитки. Нынче ненависть - главный ресурс, ведь ее можно зарядить и во зло, и во благо. У тех, кто ненавистью загружает орудие зла, лучше получается. Коллективно вырваться в радость не удается. Ослабление ненависти - вот нынче праздник. Праздник одиноких партизан. Я - один из них. От мармеладки першит в горле.
Tags: Питер. 2014-2015. 3
Subscribe

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 104

    Распрощались с матерью. У В. - рюкзак. В него сложили еду, бутылки с квасом. Себе оставил рюкзак пустой, легкий. В. никогда не возмущается подобным.…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 103

    Снились люди. Крым, Сочи - неясно. Просто пальмы, стрекочут цикады. Жарко. Вечереет. Окружили меня. Небольшую толпу возглавляет крикливая тетка в…

  • Питер. 2 - 7 мая 2017. 102

    У станции «Петроградская» легкое столпотворение. Хотя половина одиннадцатого вечера. Впечатление: вываливаются из Супермаркета, расположенного на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments