i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 131

Уже тугой ветер. Уже высота, и море теряет горизонт. Виноградный сок на губах сохнет быстро. Не принимаю виноградную лозу в храме. Особенно, если листья, гроздья из чугуна, бронзы, а не из мягкой липы. Лупоглазая позолота. Удушливый дым кадил. Лоза хороша на коринфских колоннах. Белый мрамор. Солнце. Соленый ветер с моря. Как в Херсонесе. Лучше всего - лоза живая. И мои руки, липкие от виноградного сока. Воду не трачу. Тру ладони серой пылью. Руки - белые, сухие, и липкость исчезает вместе с облачком праха, развеянного ветром. Вокруг - ни души. Голо да редкие травинки на высоколобье предгорий. Карагач начинается выше. Дорога бежит меж искривленных стволов. Открывается маленькая поляна. Озеро в центре. Вода зеленая и сухие камыши. Есть подход к воде, но он - просто черная грязь. Истоптан множеством ног. В следах скопилась вода. При моем приближении несколько тучных лягушек плюхнулись в воду. В лесу нет ветра. зато есть стрекозы. Зависают у самой воды. Ждут ловкого броска лягушачьего, раздвоенного языка и легкой кончины.

Виноградная лоза, дорога, озеро с лягушками - вот культовые предметы моего храма. Вчера был патриотом. Завтра очнусь мистиком. Сегодня – разгадыватель контекстов. Как Спиноза с его вечной материей и ее изменчивыми состояниями. На противоположном краю озера - строение. Наполовину из дерева, наполовину из камыша. Грохочет радио. Карлос Сантана. Альбом «All that l Am» две тысячи пятого года. Старинная вещичка - «Hermes». Очень подходит латиноамериканщина к расслабляющей картине, что открылась мне. Надпись: «Контрольный пункт Ялтинского природного заповедника. Посторонним вход запрещен». В пластиковых креслах двое, в камуфляже: он и она. Ноги в тяжелых армейских ботинках лежат на столе. Там же - яблоки, откупоренная бутылка вина. Охрана дремлет под Сантану, сдвинув козырьки бейсболок на лицо. Поперек дороги - закрытый шлагбаум. Ухожу глубоко вбок. В лес. Начинаются провалы в камнях, напоминающие небольшие, корявые ущелья. Сухие, колючие ветки. Опавшие дубовые листья. Стараюсь не шелестеть и выпрыгиваю на дорогу с высокого вала, уйдя от пропускного пункта высоко вверх. По обочинам - хищные кусты ежевики. Срываю несколько ягод, красных и жестких, как свинцовые пули. Ем. Терпко, кисло. Так ведет себя недозрелый крыжовник – плотный и терпкий. Несмотря на пантеистические настроения, в памяти всплывает рассказ Антона Павловича «Крыжовник» (про кислую, скучную жизнь). Только благодаря бессмертию духа, слившегося с природой, за сладкий виноград. Теперь бы направил в его адрес несколько крепких ругательств за ежевику и за крыжовник.

На дороге валяется конский навоз. По лесу разносятся звуки работающего на всю мощь телевизора. Виднеется забор из жердей. Дом - большой, облупленный. Из его раскрытых окон несутся звуки одного из крымских каналов. Шумят тетки. Про то, как их дети в Симферополе в первый раз сдавали выпускные экзамены по русскому ЕГЭ. Кричат (у нас в телике все орут): психическая нагрузка, нервное напряжение, девочки рыдают, мальчики замыкаются в себе. Нужна постепенность. Им, опять же с надрывом, возражают: зато мой-то - в МГУ с ЕГЭ уже зачислен. Моя-то в Питер собралась. ЕГЭ помог. Филфак ЛГУ. Мужской голос упорно буравит мусорный шелест женских криков: женщины, успокойтесь.

В ограде - лошади. Молодые. Гривы длинные. Белые кобылки грациозны, одна легонько стучит копытом по земле. Пахнет хлевом, навозом, живностью. Мух нет. Ни одной. Мелких мух полно уже на вершине горы, и от них приходится отмахиваться сорванной веткой. К стене дома прибита вывеска: «Конные прогулки с опытными инструкторами. Начало экскурсии здесь». Вновь, на всякий случай, ухожу глубоко в лес и лезу вверх, продираясь сквозь кусты и сучья. Депутатское удостоверение - в котомке, в отдельном кармашке. Если задержит охрана заповедника, будет что предъявить. Не тащить же в горы паспорт. Смешно: пантеист - и с паспортом. Но, и с депутатским удостоверением - тоже смешно. Вновь выхожу на дорогу и через некоторое время оказываюсь в жутком царстве горелого леса. Здесь - не Латинская Америка. Припоминается брутальная вещичка Сантаны «America» из альбома «Shaman» две тысячи второго года.

Tags: Крым
Subscribe

  • Брат, традиция и трендхантеры

    Люблю среднего брата. Видимся редко. А тут - зайди, да зайди. Будем смотреть "Дом" с Малеванной, Ступкой и Гармаш. Я - Олегу: Эми Вайтхауз…

  • в завершение вечера..

    Графическая работа моего брата Миши - "Крым. Деревья в Воронцовском парке". 2006 год. (Тушь, перо, кисть):

  • в завершение вечера..

    Снова работа моего младшего брата Миши. "Церковь Архангела в Крыму" (2005 год).

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments