i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 115

Театр раскинулся под вечерним небом. Вряд ли «небу» нравилось все то, что столетиями извергалось из этого «вулкана человеческих страстей». Почти полный круг сидений прерывается сценой с каменными постройками, что служили кулисами. Сидят немногие. Солнце клонится, и жара неподвижная, густая. Сбоку - объявление о предстоящих спектаклях. Одни греческие трагедии (то есть человеческий рык и недовольство вновь возносятся в небеса).

Вот люди! Страсти кипят. Язычество в ярости достигло крайнего предела. Пришлось подсовывать христианство для того, чтобы сладенькой водичкой залить кровавые ветхозаветные излишества. А греческие трагедии живы.

Садимся с И. на каменный приступок, бегущий полукругом вокруг арены. Камень - не гол. Покрыт деревянными досками, на которых краской обозначены посадочные места. Два местечка покрыты мягкими дерматиновыми подкладками. На черной блестящей поверхности надпись: «Служебные места». Встали с камней и сели на них. Люди на сцене суетятся, развешивают тряпки, выкрашенные в черный цвет. Двое возле треножника, забитого поленьями. Разжигают. Стоят еще несколько треножников с дровами. Они будут гореть. Угли будут осыпаться на камни. «Готовятся к вечернему представлению. Будет освещение. Здорово: луна, ночь, красный огонь, актеры в белых туниках. А еще Бродель этот с Римским клубом». «Кто такой Бродель?» - спрашивает И. «Модный историк. Историю надо оценивать, но не по личностям и не по движению людских масс, а по экономическим и географическим условиям. Первая мировая - мутили англичане. Сталкивали Германию и Россию (новых европейских хищников). Думали, по Броделю, что Германия проиграет: нет глицерина для снарядов и каучука для автомобильных колес и электрических проводов. Вышло не совсем так, как рассчитывал Бродель с англичанами. Немцы, а потом и русские изобрели искусственный каучук, нитроглицерин, и угольная Англия быстро скурвилась. Пришло время нефти. Теперь - газа. Тогда появился Римский клуб. По начертаниям Броделя, который умер в 85-м, вычислили - энергоресурсов на миллиарды - не хватит, ну, и так далее. Как вытравить из истории человеческий фактор? Куда девать Софокла и Еврипида? Что делать с нудными богословами и идеалистами? Все - от мелочности западного человека. Тесно там. Упрутся рогом в идею и сверлят, и сверлят…»

Вышли за ворота Херсонеса. Тут же - маршрутка. Через двадцать минут на Большой Морской. И. пытается купить сим-карту для связи с Россией. Но симок нет ни в одном магазине. Серый, в псевдорусском стиле, Покровский собор. Великолепные мозаичные изображения святых и здание, похожее на дорогой торт в завитушках.

На площади Лазарева - столовая в подвале. Берем две солянки, бифштексы с рисом, компот. Садимся в уголок. Душно. Влажно. Да и рис остыл. Но хлеб - белый, пышный - хорош. За соседним столиком многодетная армянская семья. Толстая мать квохчет над тремя пацанятами. У малышей большие влажные глаза. Горят, как драгоценные камни. Гортанна речь матери. Молчалив плотный, низенький отец.

На улице тесно от народа. Река людей течет на набережную, к Графской пристани. Идем зигзагами. Сначала набережная Корнилова. Центральный рынок, бесконечные ряды с сувенирами, дельфинарий. Раздают листовки с диковинными партиями и общественными движениями. Конкуренция высока. Суют призывный листочек: «Аквапарк! Голубой залив! Морская вода! Новая горка!» Веселая зубастая акула с черепашкой изображены на фоне пятидесяти рублей. Дашь этот билетик, и полтинник - минус. Скидка. А сколько полная стоимость - не сообщается.

Берег крутым бетонным боком втискивается в бухту. Прогулочные катера прыгают у причальных стенок. Вдали - белый клык обелиска в приморском парке, светлая лента Константиновского бастиона и пирамидальный храм на Радиогорке.

Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments