i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 108

Корзины, когда-то набитые песком, теперь сделаны из бетона. И мешки против пуль и осколков теперь, сто шестьдесят лет спустя, - каменные. Орудия, снятые с кораблей, - огромны, на чугунных лафетах и колесах. Отдача на этих чудищах гасилась корабельными канатами. И., в светлой юбочке, коричневой маечке, взобралась на неподъемный хобот ствола, выглянула за тяжелую штору из канатов, прикрывающих амбразуру. «Красиво», - крикнула мне, а я считывал номер пушки, выбитый рядом с запальным отверстием, гладил пальцами остроносый якорь, расположенный рядом с номером: «Представь, какие ядра выплевывала эта штука. В «Севастопольских рассказах», а потом в «Войне и мире» Лев Николаевич описывал смерть, принесенную чугунными ядрами. Чем примитивнее оружие, тем страшнее раны наносятся. Тяжелее умирать под ударами палиц, мечей, черных ядер, кипящего масла. Сейчас плюнул пулькой - маленькая дырочка, а человечка уже нет. Хотя тоже страшно. А еще - газы и радиация. Все-таки, если ногу тебе оторвет раскаленное ядро или башку расшибут дубиной - это страшнее», - размышлял я, взгромоздившись на бруствер, нещадно обжигаемый белым солнцем.
«А в Ленина стреляли разрывными. Разрывная - все плечо разворотила?» - спросила И., спрыгивая со ствола в тень ячейки. «Ленин, взяв власть, знал, что и смерть у него случится в стиле нового века. Политические убийства - штука старая, но дело в стилистике. С Линкольна пошла новизна. Столыпин. Ленин. Потом братья Кеннеди. Убийство превращается в рутину, в приемлемый способ ведения дел. Вот идет война между Россией и США с использованием придурков с Украины. Дурость хохлов - отличное оружие в руках негодяев из Вашингтона и Берлина. Гайдаровские ублюдки продолжают рушить страну. Промышленности уже нет. Нефть сделают дешевой. Ельцин привязал рубль к доллару, коллективы разрушил, людишек превратил в зверье. Это ли не военные действия? Пустой человек Зурабов. Чем будем защищаться? Кто встанет к орудиям? Максим Галкин? Может, Валерия санитаркой? На будущий год, весной, - отдельные выступления протеста. Осень - массовый фронт недовольных в городах-миллионниках. Основа гнева - хватательные рефлексы. Ходорковские - тут как тут. Наш майдан будет подпитан такими деньжищами, что мама не горюй. Киев игрушкой покажется. У Киева нефти нет. А у нас вопрос встанет о Сибири и Дальнем Востоке. Обвалив рубль, либералы же и помогут стихийному бунту вспыхнуть. Крым - не наш еще. Крым - вновь тугой узел кровавых противоречий…» - кричал я. «А Чебоксары?» - это уже И. «В Чебоксарах никогда ничего не было. И сейчас ничего не будет. Население такое - деревня, картошка и море родни. Родовые, чуть ли не племенные, отношения. Знаешь ли, отчего Севастополь в наших сердцах, и мы помним о его подвиге, наравне с Ленинградом. Вот палит солнце. А ведь это солнце умерших. Что жизнь! А вот правильная смерть - это серьезно. И Аджимушкай, каменоломни - очень важно. Жизненные кубики человеку-ребенку нужно сложить так, чтобы, легко вздохнув, отдать концы с чистой совестью. Скучным время жизни становится тогда, когда все умирают одинаково. Культура - это когда все умирают по-разному. В фильмах и книгах про войну все бегают, действуют, кидаются под танки.
Пруст, валяясь в постели, пять томов о своей постельной скуке накрапал. Получил Нобеля. А напиши-ка ты о трезвости страшных мыслей умирающего. Создай два-три тома ежедневных мук израненного, но выжившего инвалида. О том, как подыхает человек без рук, без ног, в специнтернате. Всё сторонимся. Избегаем. Смерть же - никуда не денется. Здесь, где стоим, что было? Сотни свежих, окровавленных тел людей, два часа тому назад полных разнообразных, высоких и мелких, надежд и желаний. С окоченелыми членами, лежали в росистой цветущей долине, отделяющей бастион от траншеи… Сотни людей, с проклятиями и молитвами на пересохших устах, ползали, ворочались и стонали - одни между трупами в травах, другие на носилках, на койках и на окровавленном полу перевязочного пункта. Так писал Толстой». «Ну тебя к черту, Моляков. С тобой и солнце черным станет. Как я с тобой живу!» - бросила И., стремительно удаляясь по аллее от бастионов и пушек.
Tags: Крым
Subscribe

  • Деловая переписка

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Деловая переписка

    ПРОКУРАТУРА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Депутату Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Молякову И.Ю. Уважаемый Игорь Юрьевич!…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments