i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 105

За перевалом солнце бледное. Как пыль, рассеявшаяся по степи и не осевшая. Долина плоская, лишь слева слабые холмы и бесконечные гряды виноградных лоз. «Золотая балка». Даже из автобуса заметно - грозди крупные, налитые. Виноградины черные. Хотелось бы вылезти, сорвать гроздь, потом еще одну и съесть. Справа - озеро. Без трав и камышей. Великан шел и обронил мутное круглое зеркало. Водохранилище. Вылезать и пить, даже купаться в теплой воде не хочется. На берегу безобразные развалины промышленного объекта. Высокая сцена. Большущая синтетическая тряпка на стене ангара - звероподобный Стивен Сигал выезжает на мотоцикле из кровавой полутьмы. Один конец холста разорван, зияет дыра. Среди развалин и происходило сборище байкеров, которое в свое время посетил Путин.
Дорога начинает петлять и уходит в гору. Мемориал в честь азербайджанцев, погибших в Севастополе и под Севастополем. Узкая дорожка, каменный черный крест - братская могила солдат-гитлеровцев. Поворот на Балаклаву. Уход в сторону на Бахчисарай. Сапун-гора и белая полукруглая диорама в память погибших красноармейцев.
Нелепая арка, обозначающая въезд в Севастополь. Жарко. Пыльно. За каменными заборами белые домики. Возникают крупноблочные многоэтажки. Что-то из новостроя - цветастое и вычурное. Моря не видно, зато всюду российские флаги. На балконах. Торчат из окон.
Выжженные курганы сменяются пышной растительностью. Площади и, под ветвями платанов, тенистые тротуары. Обелиски: подводникам-черноморцам, героическим защитникам города. На торцовой стене старенькой «хрущебы» - наивная мазня: во все пять этажей смешное лицо президента РФ в тельняшке и черной пилотке морского офицера. Глаза В.В. на изображении белые, бесстрастные, словно у древнего идола. Автовокзал. Встал в очередь, чтобы взять билеты на обратную дорогу. Долгое стояние не смущает - читаю. В ларьке увидел «Советскую Россию» и читаю Фролова. И. - в тени, во дворике, пьет газировку. Подкатывает старуха. Улыбка - бессмысленная. Рот большой, молчит. Открывает его, а зубов нет: «Ты грамотный. У тебя газетка. А я - местная. Дай рубль! Или десять! И скажи - будет война с Америкой из-за нас?» - шамкает, брызжет слюной. Понимаю старую женщину с трудом. Раздражение. В очереди есть мужики. Чего ко мне-то? «Никакой войны ни с Америкой, ни с другими не будет», - буркнул в ответ. - «А в Донбассе что, не война с Америкой? - моментально наливается гневом беззубая. - Дай десятку!» - «На», - и сую монету. Женщина в недоумении смотрит на червонец, бормочет под нос: «Добрый. И война идет. Но нас, добрых, им не взять. А вы все злые. Рубля жалко», - громко вопит женщина на очередь. - «Что за шум?» - спрашивает подошедшая И. Не отвечаю, потому что сую деньги в кассу за билеты.
Выходим. Садимся в многолюдный, раздолбанный троллейбус. Проезд - четыре рубля. Медленно тянемся под брюхом высоченного холма, на котором желтым барабаном торчит панорама Рубо. Справа - пустой железнодорожный вокзал, склады, цеха, ремонтные мастерские, узкая, как нож, полоска морской воды. Поверхность ее голубая, блестит нестерпимо, от чего крыши производственных помещений кажутся черными.
Дорога и ворота с надписью «Яхт-клуб». Белые роскошные яхты. Когда-то здесь зимовало сахарное судно «золотой девочки» Алсу. Въезжаем выше, и распахивается Ахтиярская бухта. Начинается роскошный бульвар с различными памятными знаками.
Поворот. Клуб моряков. Здание коричневатое, легкое. Под портиком трепещут два флага - Андреевский и Российский. Сегодня - день Российского флага, и город готовится к празднику. От остановки, что напротив гостиницы «Украина», вверх убегает извилистая широкая аллея. Из медного солнечный свет превратился в серебряный и больше не обременяет листья деревьев, окаймляющих бульвар. Пусто. Лишь стоят смешные изображения исторических персонажей, вырезанных из фанеры. И. вставляет лицо в одно, и превращается в Екатерину II.
Tags: Крым
Subscribe

  • Заметки на ходу (часть 460)

    В Москве генералы долбят стены. А долбит кто? Наши, из Чувашии. Оклеивают обоями с позолотой. Ремонт каждой квартиры должен делаться с согласия ЖКХ.…

  • Заметки на ходу (часть 459)

    Так же и с властью. Она, власть, после жизни самой по себе, жуткая приятность. Но - все вранье в человеческой жизни. Изначально – смерть. Потом…

  • Заметки на ходу (часть 458)

    Родня – она разная. Сейчас и не смотрят – родня – не родня. Плюют. Но в провинции это есть еще – пусть и плохой, но свой. Это все ужасно давнее.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments