i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 95

Окошко кухни, в которой обычно брали чебуреки с мясом, сыром, помидорами, распахнуто, но с мясом чебуреков пока нет. Есть с сыром, помидорами: «С мясом ждать минут двадцать. Мясо кончилось. Фарш должны подвезти», - равнодушно уведомляет чебуречница. Накрахмаленный колпак отсвечивает на солнце медицинской процедурной. От блеска голод усиливается: «Не будем ждать, - говорю И., - дальше пойдем».
Скоро, после недолгих поисков, - ресторанчик. За столиками, на тенистой веранде, две старушенции - маленькие, как девочки, абсолютно похожие друг на друга. Двойняшки. Одеты одинаково: белые тапочки, носочки, голубенькие штанишки и беленькие же кофточки. Волосы коротко острижены, выкрашены в серебристый цвет. На столике - бутылка «Инкермана» крепленого, яблоки. Бабушки миниатюрные (эксперимент природы на экономии одухотворенной материи), а бокалы с винищем солидные, и, судя по содержимому бутылки, по бокалу сестрички уже высосали. Мне до одури захотелось выпить. Следствие: «Возьму тебе грамм сто хорошего коньячку, «под лимончик», - заявляю жене. Она - не против: «Старушки крепленое хлещут. А мы - хуже?» Подскакивает девушка-официантка: «Сто «Коктебеля», лимон, два чебурека с мясом, два - с сыром, один - смешанный, - важно делаю заказ. - Да, и мне газировки». Официантка пискнула: «Сейчас будет».
Было - коньяк, лимон (И. рюмочку выпила сразу же и, посасывая лимончик, чебуреков уже не требовала). Мне же есть хотелось сильно. Чебуреки не появлялись. Почтенные дамы тяпнули еще по фужеру. Будто намекали: «Ага, и вы попались». Говорю И.: «Подождали бы у нашего окошечка. Были бы сыты». «А мне уже и есть расхотелось», - это жена, потягивая коньячок, налив по второй. Только вскочил, чтобы идти разбираться, как наш столик пересек солнечный луч, а в дальнем конце веранды появилась официантка с кормом. Тут навалили на стол салфеток, вилок. В тарелке лежала раскаленная, в яростном, пузырящемся тесте, выпечка. Брать в руки - обожжешься. Желудок стал горячим, шкварчит, требует мяса. Чуть надкусываю, зажав чебурек в салфетки. Прогрыз дырочку. И - запах, здоровый, аппетитный. Не пролить бы сок. Можно обжечь колени. После второй рюмочки «Коктебеля» И. - не горячо. Никаких салфеток - берет чебурек голыми пальцами и начинает не с мяса, а с сыра. В кафе рассчитали по-божески. Съев все, заметили, что ветхие близняшки исчезли. У И. настроение улучшилось, приколола на шляпу еще один цветок.
Отправились в поход по тропе, выбитой в боку высокой горы, о подножие которой плескалось море. В начале пути - солнечные часы. Каменный круг, вертикальный железный штырь, римские цифры: «Как тут время узнают?» - задает вопрос И., залезает на гранитный кругляш, смотрит на тень, отбрасываемую железной палкой. Принцип солнечных часов не разумею. «Не приставай», - говорю И. Пресловутая ясность ума. Текст, вразумительно, составить можешь. Полно воспринять окружающее получается хуже. Не пил, и ум ясен. Стишок могу сочинить. Но, что делает поддатая И. на каменном жернове, понимаю хуже. Подоспела веселая компания. Ум людей, так же, как у И., просветлен выпивкой. И. - людям: «Не подскажете, как время узнать?» «В два счета», - это уже компания. Два мужика залезают на камень, толкутся, ничего не понимают, их спутница весело смеется. Трезвый знает: ясность ума - это способность сомневаться в том, что измыслил. Скучно. Гораздо веселее глупость: уверенность в том, что измысленное тобою - идеально. Оттого у пьяных истины открываются ясно и глубоко. А радости-то сколько! Люди толкутся вокруг солнечных часов - заразительно смеются, вскрикивают. Итог: «Ребята! Айда с нами!»
Tags: Крым
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments