i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 79

Дом Волошина открылся неожиданно. Среди домишек побережья он смотрелся крупно, внушительно. Напоминал ледокол «Ермак»: передняя тяжелая часть сооружения напоминала нос для колки толстого льда. Желтого цвета пятигранник нес в себе прорези высоких узких окон, забранных в деревянные переплеты. «Кабинет-мастерская», - промелькнуло в голове. Радостно екнуло в груди. В этом пятиграннике, на Новый год между четырнадцатым и пятнадцатым годом, случился знаменитый пожар, который тушили Марина и Ася Цветаевы, а Макс застыл поначалу, не знал, что делать. Но - таинственное движение руками златокудрого толстяка, и огонь, распространившийся по дому из подвала, неожиданно стих. Желтый «нос» дома-корабля сзади облепили лесенки, балкончики, а квадратная башня белого цвета завершалась открытой смотровой площадкой. Там-то и любил загорать поэт, поглядывая, как капитан с мостика, в морскую даль.
В «башне» любил жить Андрей Белый. За ней - грузная двухэтажная часть с покатой крышей, балконом. Дом завершался длинным одноэтажным «выпадом», глубоко врезавшимся в густой сад, засаженный кустами и невысокими платанами. Ограда, ухоженная каменная площадка перед запертой калиткой. Если смотреть от дома, то справа - нелепый фонтанчик. Слева - сине-зеленое нагромождение каменных шаров. Трудно сказать, что это значило, но между фонтанчиком и шарами, посреди красного круга, горбился приземистый памятник знаменитому крымчанину. Толстый, диковатый дядька в балахоне, пригнувшись, словно выходил из моря, широко расставил медвежьи ноги-лапы. Голова поэта с длинными кудрями перехвачена кожаным ремешком. Жуткое ощущение - человек-зверь напружинился. Вот-вот - и прыгнет на белую башню, облепит, прильнув к строению, серый балкон площадки, да и скроется, с треском спрыгнув на землю. Что-то от Кинг-Конга и «Эмпайр Стейт Билдинг». Не очень удачное воплощение для гуманиста, который не «за белых» и не «за красных».
Жизнь поэта - явление сложное. Выбор невелик: краткое знакомство с текстами, убогий отзыв в душе, нелепая интерпретация - это одно. Никаких эмоций от увиденного - это другое. Меня хлебом не корми - воспринимаю всякую чушь и бесконечные интерпретации. Краткость - дурное дело. Ее часто принимают за занятное остроумие. Множатся книжки: «Мысли великих людей». Читаешь и закрадывается подозрение: да это же случайный набор мусора.
Обстоятельность не менее глупа. Есть деятели, что дотошно, всю жизнь (и даже из поколения в поколение) обсасывают некий древний черепок, или строчку, или биографию. Единственное оправдание тщательности - дает, хоть и небольшие, но средства для жизни. Как выживали интеллигенты, которых в России остались миллионы (не всех же принял Париж) в государстве пролетарской диктатуры? Технарям придумали: электрификация всей страны, индустриализация, мобилизация, атом, Космос, генетика. Вот люди и забылись. А филологи - историки? Переводчики и комментаторы, сочинители сносок и пояснений. Сталин, к столетию смерти Пушкина: издать миллионными тиражами гения! Издали не хуже Ленинского собрания. С комментариями, сносками, примечаниями. Труд тяжелый и тщательный, как атомный проект. И - не менее важный. Бомба - тупа. Собрание сочинений, снабженное грамотным комментарием, для человеческих мозгов вещь внушительная, подобная бомбе. Самый тупой в нашей стране знает: бомба - Курчатов, Гагарин - Королев. И всякая шелупень талдычит: белеет парус одинокий. Или: златая цепь на дубе том. Разве одно не стоит другого?
В доме у Макса девять тысяч томов. Оригинальничает: переводит Альфреда де Виньи, академика французской словесности, друга Берлиоза и Бодлера. Этот де Виньи - сын репрессированных дворян. Сначала офицер-«монархист». Конник «Алого эскорта» личной гвардии Людовика XYIII. Потом якшался с Наполеоном III. Тот назначает парня офицером Почетного Легиона. Неблагонадежный тип. Поэт - прекрасный (Гумилев, которого Волошин любил, - тоже из кавалеристов-реакционеров). У де Виньи есть стихотворение «Смерть волка»: «Тогда он вновь на нас взглянул, все так же твердо, - слизнул густую кровь, струившуюся с морды, - и, не желая знать, за что убит и кем, - огромные глаза смежил - как прежде, нем». Волошин, «Бойня»: «А она не уходит, а все плачет и плачет, - и отвечает солдату, глядя в глаза: «Разве я плачу о тех, кто умер? - Плачу о тех, кому долго жить».
Tags: Крым
Subscribe

  • Мелочь, но приятно

    Тамара Арсеньевна Манаева, проявив недюжинные организаторские способности, собрала на Гагарина, 12, руководство Чувашского республиканского Союза…

  • Мелочь, но приятно

    Замечательный спортивный праздник в поселке Урмары по случаю открытия отреставрированного Дома спорта.

  • Мелочь, но приятно

    Посетил предприятие ООО МПО «Согласие». Познакомился с дельным человеком и хозяйственником Сергеем Борисовичем Сабуриным.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments