i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 70

За стадионом - песок и темнота. В отдалении тревожно колышется пламя костра. Подхожу ближе - слабый плеск прибоя и тени нескольких людей: молодые мужчины и женщины. Женская половина в купальниках, но на плечах - полотенца, майки. Глаза задумчивые, смотрят на беспокойный огонь. Мужчины в светлых брюках, босиком, разговаривают. Один - здоровый, лысый, с густой шерстью волос на груди. Обращается ко мне: «Эй, ищешь чего?» Я: «Соль. Хлеб посыпать». Лысый: «Садись. Есть и хлеб, и соль». Женщины подвинулись. Сел, поджав ноги. Мне сунули краюху горячего, пахучего хлеба: «Соль посыпь сам. И - помидоры. С огорода». Ем хлеб, откусываю сочные ломти от здоровенной помидорины. Люди не замечают моего присутствия. Тихо обсуждают дела, то ли в маленькой пекарне, то ли в кафе. Сидящая рядом блондинка: «Ешьте, не стесняйтесь. У нас кафе рядом. Выпечка. Пятница, а вечером ходим купаться. Вот оно - море. Видите?» Уже заметил. Тучи закрыли луну, но от костра, по воде, вдаль бежит слабый, ржавый отблеск. «И откуда?» - спрашивает женщина, - «Из Чебоксар. Завтра - в Коктебель. Пошел в магазин за едой, а тут - вы». - «Была в Чебоксарах», - снова светловолосая. «Да, были, чистый город. И - Волга», - это вступает в разговор сухой и длинный дядька. Он разлил из оплетенной лыком бутылки черное вино по граненым стаканам: «Выпьешь?» - тот же длинный. - «Спасибо, - отвечаю, - инсульт, хочу немного пожить. Теплый песок, огонь, море – вот жизнь. Пил бы - сдох бы». «Неизвестно, - это кучерявый с груди. - У меня инфаркт был. Винца немножко - домашнего, не порошкового - не помешает», - подбивал на выпивку. Отказываюсь. Правило - или да, или нет. «Надо проще быть. Если в душе у тебя скребет что-то - пропал. Почувствуют и используют против тебя же», - говорю. Публика заинтересовалась: «Как?» «А вот так, - откусывая от помидорины, заявляю. - И проблема-то пустячная. Например, с какой стороны помидорку объедать. Врач же проблему раздует до масштабов катастрофы. Встанет эта помидорина поперек горла». «Ты кто?» - спрашивают добрые люди. Отвечаю: «Депутат». Женщины громко смеются: «Прямо сериал: ночь, море, идет по берегу депутат, а мы его хлебом кормим». Я, весело: «И правильно делаете».
Все дружно пьют за Россию. Одна девушка (короткая стрижка, черненькая) глядит на меня, говорит: «Правильно нас Россия подобрала. К Севастополю американцы на авианосце подплывали. У них наши всю электронику вырубили. И стали они слепые и глухие. Болтались-болтались, да назад уплыли. Но нам не простят. Кровь будет». Тут женщины загалдели, горячо пахнуло от костра, показались растревоженные лица. «Кровь, - задумчиво буркнул лысый, подтянув холщевые штаны, - чего бояться? Море по составу близко к крови. Соленой воды - море. Эх, депутат. Как бы нашу искорку сохранить. А я до сих пор не понимаю, чего больше бояться - семнадцатого года или девяносто первого». Чую, захорошели с винца, сейчас начнется за политику. Встаю. Благодарю за хлеб-соль. И иду вдоль черного прибоя к далеким огням порта. Там медленно вращаются стрелы кранов, гудки раскатываются по небу.
Выбираюсь на набережную. Впереди – желтый дом Айвазовского. И памятник ему. Иван Константинович, склонив голову, смотрит в морскую даль. Иду по железной дороге. Выбираюсь к аккуратному зданию вокзала. Быстро возвращаюсь. Перед самым автовокзалом захожу в продовольственный магазин. Размышляю - вроде наелся хлеба с помидорами. Жадность копошится. Беру литр кефира, черствый лаваш. Выхожу не сразу: в дверях две пышные краснолицые тетушки. Вокруг крутятся малыши: две девочки, мальчики. У девчонок лица измазанные, сладкие. Чупа-чупс. Гражданочки громко обсуждают: хватит денег на массандровский портвейн или нет. Хлопают петарды. Девчонки плачут. Крик: «Стреляют! Пушки!» Тетки моментально трезвеют, лица становятся пепельно-серыми. Хватают девчоночек на руки, шепчут: «Не плачьте. Не «грады» это. Не бомбят. Это дяди салюты пускают». Плач переходит в истерический визг. Гражданочки, забыв о выпивке, скрываются в дверях.
Tags: Крым
Subscribe

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 69

    Кофе-брэйк. Звучит нехорошо, напоминает «бряк». Можно сказать: «Рюмка-бряк» - это про пьянку. После окончания мероприятия С.П. поехал с Д.З. в…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 68

    Кому взбрело в голову вешать над входом в усадьбу электронные часы - красные, цифры мигают воспаленными углами? Сложную гармонию разрушает маленький,…

  • Москва. 22 - 25 апреля 2017. 67

    Идеология вызревает в почве людских отношений долго. Перегной мысли. Удобрения чувств. Она - красивый, но ядовитый цветок, распустившийся на…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments