i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 59

Керченский автовокзал напоминает подобное сооружение в Канаше. Много людей. Местные, но больше следующих транзитом через этот порт. Женщины, дети, мешки, баулы, огромные чемоданы. Люди вылезают из междугородных автобусов. Крики, детский плач. «На Феодосию! На Симферополь! Где у нас группа, следующая до Севастополя?» На ветровых стеклах маршруток, автобусиков, огромных дорожных лайнеров приделаны листы бумаги с наименованиями различных населенных пунктов.
В здании вокзала - духота. Две тетки в серых халатах, среди чемоданов, тряпками протирают пол. Духота становится влажной. Кресел для ожидающих немного, на них спят дети на куртках, полотенцах, простынях. Через динамики механический женский голос делает объявления: «Рейс на Багерово - 13.00. Номер рейса… Номер автобуса… На Войново! Кто в Ленино? В Новониколаевку!»
Длинная очередь в кассу. Мне нужен билет на последний рейс до Феодосии. За большими окнами проплывают борта автобусов. Похоже на аэропорт или на морской порт. В душе разгорается паника. Волноваться одновременно по разным поводам нельзя. Надо выбрать одну тему и ее переживать. Сосредоточился на наличии билетов до Феодосии. При переживании мое лицо становится упорным, глазки уходят в глазницы, еще больше выпирают скулы, выставляя неаккуратную щетину. Вид - зверский. Судьбу моему лицу в ритуальных плясках под названием «Ожидание» удалось перехитрить - билет на Феодосию купил, спрятал в котомку.
Вышел на воздух. Как после бани. Тень от навеса, но жар сухой, и майка стала высыхать. Вытащил бутылку с водой. Жадно пил. Вода - теплая, мягкая, - ударила в голову, будто крепленое вино. Глаза выкатились из черепушки. Иду между людей, багажа, автобусов. Спина подсохла. Выхожу на залитую солнцем площадь. Вдоль стены длинный торговый ряд. На палатках надписи: «Товары из Белоруссии». Печенье, конфеты, сухофрукты, мармелад, зефир - все, что съедобно и может храниться на солнце без охлаждения. Редкие осы над яблочной пастилой. Покупают пряники и сушки в большом количестве. Продавцы- женщины. Одна говорит покупательнице: «Молодцы белорусы. Батька… Тут же с товаром, а нам - работа».
Чуть в стороне - гора темно-зеленых арбузов. Торгуют русские, правда, уже мужики. Некоторые арбузы разрублены надвое. Чтобы покупатель видел - красные, спелые. Пятнадцать рублей килограмм.
Активная политическая агитация. «Единой России» не видно, но расставлены палатки за партию «Родина». Лозунг «родинцев»: «Партий много, «Родина» - одна!» Льнут к Путину. Программа - семь авторских статей Президента России. Врут - партию создавал в 2003 году не только Рогозин (а где же Глазьев-то был в момент создания?). Ничего не говорят о том, что «Родина» в 2006-м году вошла в состав «Справедливой России». Бахвалятся: Рогозин - заместитель председателя правительства, председатель Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ. Мордатый, с глазами газетного репортера, Дима Рогозин - молодец, знает: военно-промышленная комиссия не навсегда. Подстилает соломку из партийки, которая давно канула в неизвестность. Пытается возродиться и партия каких-то пенсионеров.
«Родинец» Алексей Журавлев балаболит: «Хватит пытаться содрать с граждан три шкуры». Вадим Колесниченко интеллигентно провозглашает: «Великие истины слишком важны, чтобы быть новыми», а Янина Павленко рубит правду-матку: «Экономику надо развивать для людей, а не за счет людей».
Предвыборные темы известны: «Стоп цена», «Чиновника - под контроль!», «Заставим дорожников работать!» Эта чушь размножена тиражом в пятьсот тысяч экземпляров. Мне сунули сразу две газеты и маленький календарик с обширным лицом Сергея Писарева, провозглашающего, что «Керчь - рыбацкая столица».
«Ну, ты, мужик, едешь или нет?» - кричат сзади. Оборачиваюсь. Огромный автобус. Полупустой. Двери распахнуты. «Куда?» - спрашиваю. «Как куда? - весело кричит молодой водитель армянин. - В порт Кавказ. Там паром. Там интересно». «Поехали», - соглашаюсь. Взбегаю по ступенькам, усаживаюсь в мягкое кресло. Спрашиваю: «А где гора Митридат?» «А вон она, у тебя за спиной», - отвечает армянин. Оборачиваюсь - горбатая, нависшая над Керчью, внушительная возвышенность. Волнение проходит. Но сменяется веселым, бодрым интересом. Снова хочется жить.
Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments