i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Заметки на ходу (часть 151)

Ощущение того, что так можно жить. Я не представлял, как можно жить без женщины, без мамы. Оказывается – можно. Вот живут же люди! А можно ли жить с пьющим отцом? И это вполне возможно. Трудно, но можно. Все варианты пьяных загибов на примере дяди Толи я изучил. Можно ли сильно пить – и жить, давать технические решения (уникальные, запатентованные), писать замечательные стихи, которые никто никогда, кроме детей и меня, не слышал. Можно и это.
Нужен ли мне опыт дяди Толи? И он пригодился. Вредного опыта не бывает. Лично я, когда напивался, вел себя, как дядя Толя. Не в буйстве дело. В последние годы я после выпивки становился мрачный, злой. Дядя Толя никогда не буйствовал. Никогда не бил сыновей. Человек он был мягкий, а после выпивки безразличный ко всему.
Речь о похмелье. Когда выпивка затянулась. Тогда выпивки по чуть-чуть. Если водка – то по большой рюмке в час. Пол-литра можно растянуть на весь день. Обязательно одиночество и книги. Чтение отрывками и урывками из разных книг, как поведет тебя прихоть пьяной души. Тихая музыка. Что-нибудь любимое. У меня это Бах, клавесин и «Pink Floyd».
Дядя Толя играл в шахматы. Расслабленный, похмельный – и сам с собой. Мне шахматы не нравятся. Когда играл в шахматы с моим отцом, всегда проигрывал, оттого и не люблю. Юра и Володя в шахматы играли хорошо. Но игру эту не любили. Видимо, достал их шахматами пьяный отец. Но вот размеренность в похмельной выпивке, одиночество, музыка и беспорядочные книжные отрывки – это прямая цитата из дяди Толи.
В комнате у Юры, в дверном проеме, был сделан турник. Были у Седовых и гиря, и гантели. Ловчее всего Юра управлялся с металлическим пружинным эспандером. Он его крутил и так, и эдак. Брат Володя ходил в секцию вольной борьбы. Борцовский зал был построен на одном из заводов, обслуживающих строительство «Химпрома». Куча городских пацанов занимались вольной борьбой. Но Вова боролся истово – оттого и стал мастером спорта. Часто ездил на соревнования – в Горький, в Казань, в Пензу. Затащил в секцию борьбы и младшего брата. Юра был очень силен. Среднего роста, жилистый, он от природы и так был крепок какой-то истинной, крестьянской крепостью.
Седовы приехали на строительство «Химпрома» из Волжска. Дядя Толя работал инженером сначала на тамошнем химическом производстве. У нас в классе все откуда-нибудь приехали. Местных было всего несколько – Коля Прокопьев, Коля Осипов. Они были деревенские, ивановские. Иваново – большая приволжская деревня, примыкавшая к городу. Между ивановскими и городскими происходили драки. Было ясно, что это тупость и дикость. Но в жизни школы конфликты занимали огромное место. Потом дикость стала еще более запутанной – уже в разросшемся городе появились многочисленные мальчишеские группировки, а когда в эту кучу, как молот, рухнул еще и оперативный комсомольский отряд с Валерой Барсагаевым во главе, маразм достиг грандиозных размеров.
Наши классные ивановские были ребята добрые. Осипов - здоровый, тихий и скрытный. А Прокопьев был душой класса. Живой, веселый, он до сих пор знаменит среди наших, классных, кто еще жив остался, своими сочными чувашскими речевыми оборотами, вставленными вовремя и к месту. Колю Прокопьева я люблю. Нравится он мне, хотя в последние годы сильно постарел. Видимся мы редко, жизнь у него тяжелая, пашет на шабашках в крупных городах, а живет все там же, в Иваново. Коля Осипов работает шофером на Новочебоксарской автобазе.
У другого моего друга, Юры Иванова, отец был местный, чуваш. Но после окончания института в Казани много работал на стройках по другим городам. С самого начала строительства «Химпрома» вернулся в Чувашию. Как бы местный, а на самом деле – приезжий. Именно Леонтий Иванович сменил моего отца на посту председателя народного контроля, когда отец перешел на работу в горком. Да так всю жизнь честно, до самой пенсии, работал в этой должности.
А вот у Игоря Ларина отца не было. Жил он с матерью, которую Ларин-старший бросил.
По сути, Новочебоксарск представлял собой гигантский плавильный котел. Город стремительно, на глазах рос. Рост его стал фантастическим с началом строительства гидроэлектростанции. Началось вавилонское столпотворение по-советски. Люди ехали со всего Советского Союза. За год город удваивался в размерах. В 60-м было чистое поле. В 80-м году уже было пятнадцать школ. От довольно примитивных хрущевок скакнули к строительству домов самых модных серий – ленинградской, киевской. Построены были уникальные сооружения, например, многоуровневый спорткомплекс. Такой есть только в Новочебоксарске и в Японии, по-моему, в Осаке.
Так что столкновение человеческих потоков, в том числе и в школьной среде, были очень жесткими. Даже сегодня Новочебоксарск остается очень необычным городом с непокорным населением.
Tags: Заметки на ходу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments