i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 51

История насыщена человеческим любопытством неравномерно. Западная Европа, Ближний Восток, Средиземноморье в веках «утоптаны» плотно. О Китае долго не было конкретных сведений, но внутри себя это огромное государство было оплодотворено историческим знанием. В двадцатом веке активно занялись историей этой цивилизации европейцы. История же Европы полно изучалась в эпоху буржуазного развития. Стало много исторического развития, изученного с прогностическими целями. Чем лучше знаешь свое прошлое, тем выгодней можно продать его. История западноевропейской культуры - один из самых прибыльных товаров. Один только Лувр дает в казну Франции хорошие деньги. А как быть с историей народов, что были и сплыли? Или же - что делать с историей народов, что остались в современности осколками великих цивилизаций.
Те же крымские татары. Крым представляется тесным, раскаленным солнцем чердаком, на котором свалены пропыленные, сложенные в разное время обломки разных культур. Время от времени на чердак забираются хозяева, расшвыривают черепки, и эти обломки впиваются в ладони, в пальцы. Очень больно. Много крови. Набеги крымчаков. Вплоть до восемнадцатого века. Екатерина Вторая прекратила (в основном) кровавую резню. До сих пор крымские татары, среди русских, армян, греков, немцев держатся по-особому. Чего-то требуют. На что-то обижаются. Кому-то демонстрируют свои язвы, вспухшие на долгой исторической дороге. Даже наши гостеприимные хозяева - иные. Совсем иной Р., директор студенческой базы. Р. говорит: «мой народ», «мы - татары».
Однажды вернулись с братом О. с Ай-Петри. В горном лесу набрали грибов. Принесли Р. - помоги приготовить. А Р.: «Мой народ это не ест. Это у вас едят. Мы едим мясо, баранину. Купите мяса».
Не замечал, чтобы русские высокомерно заявляли - мы, славяне, не едим этого. Ешьте вы. А нам чего-нибудь повкуснее. У славян - дерево. У греков - камень. Оседлые народы рано открыли пользу металла и секреты его обработки. Кожа, войлок, кость, глина кочевников рассыпались в прах, и история от них не могла оттолкнуться. Она, наскакивая на древние храмы Эллады, просто вынуждена была их вбирать в свое тягучее тело. Что же можно было вобрать, от чего оттолкнуться у кочевников? Когда появился Коран, тогда и возникла опора. Сегодня кочевым народам, научившимся читать, обидно. Боюсь этой обиды. От степняков держусь подальше. Оттого, что путь, которым двигались все степные народы-завоеватели, оказался коварным. Противоречия в Причерноморской степи были неразрешимы. Кочевые народы не были однородной злобной массой, как утверждал Карамзин. И лес не был до конца лесом, и степь не была окончательной степью. Многое определялось сиюминутными обстоятельствами. Факторами, что не укладывались в различные идеологические схемы. Племя, отвечая на великие вызовы, или погибало, или выковывалось в народ. Какие же «искры» возникают между народами, если один - страдал и выжил. Стал великим. Соседний народ еще сильнее мучился, выжил. Но остался маленьким. Есть «гордость вызова». Но есть и гордость несчастья.
Внучка Хафизы черноглазая, в кудряшках, шустрая. Живая дочка Хафизы. В Алупке трудно с работой, и дочь (которая осталась одинокой) пашет на трех работах, на каждой из которых платят копейки.
Мы с И. сидим в просторной комнате, где обитают наши татары. Чистота, обилие ковров - на полу, на стенах, на диване. На столе блюдо с дымящимся пловом. Белая дыня. Сладкий хворост. Груши, арбуз. Чай в никелированном кувшине с длинным узким горлышком. Хозяин дома собирается ехать к родне в Узбекистан: «В Россию зарабатывать не поеду. Она нас обидела. Мы хотели независимого Крыма - без славян, без украинцев и без русских. Но нас снова обманули. Хотели своего референдума. Не того, что устроили русские. Накануне, 16-го марта тысячи татар съехались в Симферополь. Меджлис призывал бойкотировать референдум о присоединении. Нужна была полная свобода. Но десятки исламских активистов были задержаны. Судьба их до сих пор неизвестна». Хафиза смущенно смотрит на мужа. Говорит: «Вы кушайте плов». Муж ее хочет спора. Но в Крыму спорить ни с кем не буду. Намерен молчать. Хозяин, видя мое спокойствие, раскаляется: «Татар Сталин вывез из Крыма из-за евреев. Он американским евреям обещал отдать полуостров, а Рузвельт просил продать ему Ливадию. Что-то не срослось. Евреи обманули. В итоге на полуострове ни евреев, ни татар. Только русские. Об этом в Интернете написано». Наевшись плова, говорю: «Найди, кто это в Интернете написал». Хозяин вскакивает, подбегает к включенному (видимо, заранее) компьютеру, лихорадочно щелкает по клавишам, бормочет: «Сейчас найду. Прямо написано». Ищет - и не находит. Хотя в Интернете можно найти глупость и покруче той, что поведал хозяин. Прохладно, но я от чая взопрел. Ем чак-чак и благостно молчу.
Tags: Крым
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments