i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 28

И. не только добыла зубную щетку, мыло и мочалку. Она купила туалетной бумаги, мешок стирального порошка и бутылек шампуня. Когда я, легкий, свежий и в черных трусах вышел из душа, в комнате урчал вентилятор. На диване свежие простыни и подушки в белых наволочках. Солнце пробилось бы в комнату, но густые заросли винограда не пускали его лучи внутрь.

Всякий человек испытывает прелесть, когда бродит один в теплой, солнечной комнате и голышом. Такое блаженство иногда бывает в мыслях, когда голова вдруг становится тебе самому понятной, нужной, а все в ней происходящее неназойливым. Ты стареешь. Мельком глянув в зеркало на дряхлеющую плоть, ты отмечаешь черты возрастного оползня - складки жира, наплывающие на бедра, неуклюжий загривок, стремящееся на волю пузо и окривевшие ножки. Но, после прохладного душа, чистенький, в солнечной усладе, ты не сердишься на бренное тело. Тебе грустно от жалости к себе. Лодка я дырявая, шарик сдутый, но И. любит и мою лысину, и то, что под ней. Мысли мои тяжелы. В суждениях об окружающем едок, беспощаден. При этом лжив: в голове - желчь, в сердце - тоска, в теле - усталость. Но ты вынужден улыбаться, строить из себя доброго и шустрого парня. Твое существование оплачивают за то, что ты причиняешь мало хлопот, а беготня твоя обходится не слишком накладно. Жена видит тяжесть твою. Она - эта личина - прогоркла, как старый жир на сковородке. Но вот говорят тебе, голопузому деревенскому патрицию, хорошие слова. Она уже все купила на ужин: постное масло, помидоры, яйца, черный хлеб, чай. Пакетик любимого мармелада, без которого чай не чай, она уже припрятала в маленький холодильник, что примостился между окном и входной дверью. Там же большой арбуз и замечательный хохляцкий лимонад под названием «Живчик».

Тридцать пять лет назад сделал правильный выбор. В этом деле - в деле выбора соратника по жизни - гений. В том возрасте, в котором пребываем мы с женой-одногодкой, бабы превращаются в страшные колоды, сырые кучки, редковолосый, серый сухостой. Мужик подвешен на такой вот сучок, что несколько десятилетий назад, был девушкой (хорошо, если у нее были мозги). Слезть не может - кредиты, совместно нажитое имущество, проблемные дети (потом внуки) и привычка висеть на этом сухостое, не дергаясь. Ждать смерти. Ни тебе живых, блестящих глазок. Ни стройненьких, маленьких ножек. Ни беспредметной всегдашней готовности к взаимной ласке. Ежедневное нытье, словно скрежет тупой ножовки. Не такова моя И. Все у нее ладно. Глаза - живые, и, отражаясь в них, ты интересен со всей сальностью и прогорклостью. Валяясь на вольном диване, любуюсь заботой супруги обо мне. Она тянет по жизни тяжесть - меня, стареющего. Спасибо ей. Ничего этого не говорю, конечно. Женщине нужно поменьше знать о своей привлекательности.

В телеке - пиршество свободы слова. Вещают хохлы. Трудятся в «Вестях-24». Интересен крымский татарский канал. Сначала пляшут стройные девушки, а юноши играют на хитрых скрипках, упертых не в подбородок, а в колено. Затем стол с зеленым сукном. Мужчины - старые, молодые. Рассуждают - идти на выборы 14 сентября или не идти. «Если пойдем, - говорит один, - окончательно признаем русскую власть. Но русские признали наш язык государственным. Украинцы этого не сделали. Надо крепко думать».

Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments