i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 20

Скорость и Земля - сочетание интересное. В «Охранной грамоте» Пастернак - про себя, мальчишку: Курский вокзал, паровоз, плавный поворот рельсов и, словно медленно переворачивается страница, уходящие за поворот перелески и луна. Самолет перед разгоном ревет, дрожит, рвет с места - быстрее, быстрее, и уходит вниз летное поле. Здесь - не страница, а захлопывается толстая обложка. Ощущение, будто закончено чтение романа. Дальше - голубая пустота.

Командир корабля - Владимир. По-русски, а потом, как бы нехотя, глотая слова, по-английски. В проходе стюардесса. Стройненькая, оранжевая свечка. Красотка вытаскивает из ящика надувной спасательный жилет-ошейник. Сорви клапан - и пухлая яркая колбаса обхватит шею. На нем маленькие лампочки, но сам жилет девушка не раздувает. Прорезиненная ткань в местах, за которые часто берутся, засалено. Можно было бы этот надувной хомут, хотя бы иногда, чистить. Соседка-карга вызывающе улыбается мне, обнажая желтые тонкие зубы, отворачивается к окошку и задергивает целлулоидную шторку на иллюминаторе. Удалось мельком увидеть блистающее кучевое облачко и кусок чего-то бледно-синего. И. читает Мариенгофа. Говорит: «Не переживай. Черт с ним, с небом». Но дряхлая модница уже не слышит этих слов. Она моментально уснула и уже то ли сопит, то ли храпит.

Разносят газеты. Беру «Коммерсантъ». Флагман русской буржуазии стал в последнее время скучный. Нет внятности. Кто вы, ребята? Бандеровские западенцы? Одесские голодранцы? Или вологодские зас…? Вот толстый журнал, выпускаемый фирмой-перевозчиком. Чуть потрепан, толст, пуст, как дырявый барабан. Роскошные часы. Пахучая вода и курортные пейзажи с ненатуральными девушками.

У туалета очередь. Неужели не успели на земле! Неужели приятно, чтобы твое, не совсем ароматное, неслось в оцинкованном ящике на громадной высоте со сверхзвуковой скоростью! Ведь есть базовые вещи, извечные места тяжелых размышлений о горькой судьбе своей. В такие минуты под соответствующим местом должна находиться земля. Лучше, если родина. О чем же думать оторванному от земли? Переживать, что за тонкой перегородкой дышит недовольная очередь?

Журнал досмотрел до середины. Между креслами повезли еду. Старушка с педикюром очнулась, отдернула шторку, и белый, серебристый свет залил и И. с Мариенгофом, и меня с девушками от Диора. При перелете в Рим кормили горячим. Теперь - два лепестка буженины, прозрачный язычок черного хлеба, зубочек масла, шмоток сырка и несерьезная вафелька. Сжалился над маслицем и сырком, спрятал в «справороссовскую» котомку. Пили сок, а потом обрывки целлофана и беленькие тарелочки собирала уже не морковная красавица, а молодой человек, по виду - аспирант-филолог. Стюард покидал отходы в алюминиевый ящик и поволок его, через VIP-отсек в хозяйственный закуток. Старушка-модница съела все и быстро. В три глотка засосала томатный сок, даже как-то раздулась и снова моментально уснула. Шторку при этом не задергивала. Сквозь тонкую рябь облаков показалось море. Командир Владимир умирающим голосом прошелестел: «Пристегните ремни. Идем на посадку».

Tags: Крым
Subscribe

  • Не ко времени. 30

    Почувствовав с утра облегчение, долго гляжу на себя в зеркало. Ну и рожа! Тощий, бледный, края ноздрей обметаны черными струпьями – истерзанная…

  • ВИДЕОНОВОСТИ

  • Не ко времени. 29

    Корпус окружен парком. Чтобы в него попасть, нужно миновать контрольно-пропускной пункт. Пропускают автомобили персонала, «скорую помощь». Оказавшись…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments