i_molyakov (i_molyakov) wrote,
i_molyakov
i_molyakov

Крым. 2014. 16

Другие терминалы - А, В, С - соединены с терминалом D переходами с затемненными окнами. Человек любит смотреть на отражение: красавец - на красоту, но привлекает его и уродство. Откроет с утра пасть перед зеркалом, а там вместо зубов - гнилье. Потрогает он пальчиком стертые корешки и думает - лишь бы изо рта дурно не пахло. А если разевает пасть ночь? Да еще стекла, и в них ты, ветхий обломок клыка, завернутый в белые штаны.

Ездил по движущейся дорожке туда и обратно. Казалось, кто-то невидимый засунул огромный палец в темень зазеркалья и гоняет стершийся осколок от одной щеки-стены до другой.

В блоке В - фотовыставка. 60-е прошлого века. Шереметьево - воздушные ворота на Запад. Серебристые ТУ-104 и Гагарин, отправляющийся в Венгрию. А вот Джина Лоллобриджида (или Клаудиа Кардинале - не помню). На красотке пальтишко-разлетайка. Фигурка - тонкий пестик, а полы плащишки-пальтишки - длинные белые лепестки, ласкающие сердцевину цветка. За итальянской красавицей - чудные самолеты с цветным оперением: «Alitalia». А вокруг всё мужики в шляпах, тяжелых номенклатурных пальто и со странными рожами - вроде и полуулыбки на губах, а вроде бы поскорее хочется смыться, и – к благоверной, что уж точно не такая стройненькая, как Джина. Вот Фидель в шапке-ушанке. Вот важный американец. Лицо у него такое же, как у наших номенклатурщиков, и пальто - тяжелое, официальное. Чувствуется, что наши, что ихние - все свои. Понимают друг друга с полуслова.

Роскошные фотки игрушечной Чехии. По телеку некий пижон все собирается рассказать нам историю Чехии. Выходят же одни молоденькие бабешки. Откровенно мучают чешскими замками и дворцами в Шереметьево.

В блоке А - иностранцы и те, кто летит в Италию, Францию, Германию. Публики много. Люди полусонные. Движутся вяло. Дорогущий кофе, но найти чайную на третьем этаже, из которой видно летное поле, не удается.

Вернувшись к И. в блок D, слышу занимательную историю. Прибыл самолет. Выпорхнули девицы в униформах ярко-оранжевого цвета. Так экипированы стюардессы «Аэрофлота». Следом - пилоты. Фуражки у них, как у генералов. Ребята в ослепительных белых рубашках, рослые, веселые. Неожиданно с кресла выскочил человек, схватил крайнего пилота за галстук и сшиб с пилота фуражку. Душит галстуком, хрипит, потом вопль: «Это моя девушка, гнида, не смей…» Поднялся визг. Женщины-морковки разлетелись по сторонам, а одна, рыжая, потеряв пилоточку, вцепилась в смутьяна и орет: «Ваня, Ваня, не бей его, все кончено…» Тут навалился весь экипаж. Парень распрямился, сбросил нападавших, рычит, летят слюни, сопли.

«Мне самой страшно стало», - не испуганно, а весело заявила И. Тут набросились грузчики и уборщики. Парень уже задыхался. Когда подоспели два мента, дебошир скручен был окончательно, и вся толпа, как разноцветный клубок, втянулась в боковую дверь.

«Вот и славненько», - заявил я. И мы сели с И. завтракать булочками и кефиром, что был прихвачен еще на Белорусском вокзале.

Tags: Крым
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments